Избушка бизнесмена в штате Нью-Йорк

В старину грешники часто строили церкви для того, чтобы замолить свои неблаговидные поступки и облегчить муки совести. Сегодняшний мир числит нарушения экологии среди самых зловещих преступлений. У хозяина этого дома, бизнесмена Йэна Хейга, совесть не чиста: многие его прошлые проекты были связаны с тяжелой промышленностью. Отчасти для того, чтобы хотя бы в масштабах собственной жизни компенсировать ущерб, он и затеял строительство своей суперэкологической дачи в глубинке штата Нью-Йорк. Добирается он сюда на электромобиле Tesla, который подзаряжает от расположенных на крыше дома солнечных батарей. Само собой, дом тоже обеспечивается энергией от них. Имеющийся бассейн заполнен водой без химикатов. Окружающие леса усилиями Хейга объявлены заповедником.

Скромная “избушка” бизнесмена Йэна Хейга в штате Нью-Йорк снаружи обшита черными, словно обгоревшими кедровыми досками.

Скромная “избушка” бизнесмена Йэна Хейга в штате Нью-Йорк снаружи обшита черными, словно обгоревшими кедровыми досками.

Подобная помешанность на экологии, впрочем, не препятствовала Хейгу подойти к выбору и строительству дома, где он живет с двумя взрослыми детьми, с максимальным вниманием к персональному комфорту. “Когда я приехал сюда впервые, я искал самое красивое место для дома по самой адекватной цене. И еще я стремился к некоторой изоляции, – рассказывает он. – Дом мне был нужен определенно “сельский”, но современный – контрастирующий с ландшафтом, но не давящий на него”. Пытаясь найти идеальный образ дома, он наткнулся на картинки скандинавских амбаров, и именно они его вдохновили.

Рядом с домом построен трехэтажный “сарайчик”: внизу сауна, на среднем уровне летняя столовая, наверху смотровая площадка.

Рядом с домом построен трехэтажный “сарайчик”: внизу сауна, на среднем уровне летняя столовая, наверху смотровая площадка.

Хейг алкал оригинальной архитектуры, индивидуального подхода к проекту и экологической безопасности; все эти факторы смогли ему обеспечить специалисты из бюро BarlisWedlick. Сначала архитекторы построили для Хейга временное жилье – натуральный амбар, собранный заново из амбарных же бревен 1840 года. Во время проектирования и строительства основного дома Хейг там жил, теперь это строение находится на границе участка в тридцать гектаров, недалеко от въезда на территорию, и он устраивает там приемы. В основном доме гостей почти не бывает, он настоящий оплот частной жизни.

Гостиная основного здания. Ковер, Sacco. Кресла сделаны мастером Йэном Ингерсоллом из Коннектикута. Диван, Environment, сделан из вторично использованной древесины и парусины. Лампа-блюдце винтажная, лампа справа — onefortythree.

Гостиная основного здания. Ковер, Sacco. Кресла сделаны мастером Йэном Ингерсоллом из Коннектикута. Диван, Environment, сделан из вторично использованной древесины и парусины. Лампа-блюдце винтажная, лампа справа — onefortythree.

Спрятанная в склоне холма среди деревьев постройка снаружи кажется очень скромной – это избушка, обшитая черными, словно обгоревшими кедровыми досками. Внутри же избушка оказывается светлой и просторной, несколько напоминающей лофт. Большая часть дома занята двусветным пространством со стропильным потолком.

Внутри дом сделан максимально открытым, как “сельский лофт” или амбар, которыми вдохновлялись заказчик и архитекторы. В основном двусветном пространстве расположены кухня, столовая и гостиная, спальня поднята на подиум.

Внутри дом сделан максимально открытым, как “сельский лофт” или амбар, которыми вдохновлялись заказчик и архитекторы. В основном двусветном пространстве расположены кухня, столовая и гостиная, спальня поднята на подиум.

В открытой зоне размещены кухня, столовая и гостиная. Спальня хозяина расположилась на подиуме. Окна везде огромные, но о приватности и тут не забыли – имеется раздвижная стена, которой можно при желании изолировать антресольную спальню.

Спальня. Кровать сделана на заказ, остальная мебель винтажная. В изголовье кровати на стене висит макраме работы художницы Салли Ингланд. Фанерное кресло, onefortythree.

Спальня. Кровать сделана на заказ, остальная мебель винтажная. В изголовье кровати на стене висит макраме работы художницы Салли Ингланд. Фанерное кресло, onefortythree.

Еще одним пожеланием Хейга было наличие сауны и остекленной веранды. Чтобы обеспечить их, рядом с домом построили трехэтажную сараюшку с бетонным основанием (там разместилась сауна), “скворечником”-верандой на втором уровне и открытой террасой на самом верху. Сауну экологически озабоченный Хейг топит дровами, на застекленной веранде летом обедает, а на террасе повесил диван-качели и наслаждается единением с природой. Интерьер, которым занималась сотрудница BarlisWedlick Элейн Сантос, с окружением не спорит – тут есть вещи, сделанные на заказ, и разнообразный винтаж, найденный Хейгом в Бруклине и местных антикварных лавках.

Кухня. Кабинеты и бетонная столешница сделаны на заказ. Барные стулья, Bassam Fellows.

Кухня. Кабинеты и бетонная столешница сделаны на заказ. Барные стулья, Bassam Fellows.

Впечатление от всего этого – и архитектуры, и винтажной обстановки – складывается на удивление дачное: если бы Хейг сообщил, что качает воду вручную из колонки, это показалось бы вполне естественным. Возможно, этому есть некое психологическое объяснение: по рабочим делам Йэн неоднократно бывал в России. Оттуда он, кстати, привез и портрет Сталина, висящий над столом для завтраков. Хейг утверждает, что это ироническая деталь. Но мы-то понимаем: ничто не случайно и Иосиф Виссарионович тут затем, чтобы строго следить за рациональным использованием природных ресурсов.

Обеденная зона. Тон здесь задает портрет Сталина 1949 года, привезенный хозяином дома из России. Стол и стулья по дизайну Арне Ховманд-Ольсена (1959) куплены в Бруклине. Светильник, Ipso Facto, винтажный. Скамья по дизайну Илзе Кроуфорд, De La Espada. На заднем плане видна часть спальни с винтажным креслом, Plycraft.

Обеденная зона. Тон здесь задает портрет Сталина 1949 года, привезенный хозяином дома из России. Стол и стулья по дизайну Арне Ховманд-Ольсена (1959) куплены в Бруклине. Светильник, Ipso Facto, винтажный. Скамья по дизайну Илзе Кроуфорд, De La Espada. На заднем плане видна часть спальни с винтажным креслом, Plycraft.

Летняя столовая расположена на остекленной веранде над сауной. Стол и стулья, Meccano.

Летняя столовая расположена на остекленной веранде над сауной. Стол и стулья, Meccano.

Ванная комната. Плитка на полу, Mosaic House, на стенах, Daltile. Ванна, Signature Hardware, фурнитура, Waterworks.

Ванная комната. Плитка на полу, Mosaic House, на стенах, Daltile. Ванна, Signature Hardware, фурнитура, Waterworks.

Текст: Доминик Брэдбери

Фото: Ричард Пауэрс
опубликовано в журнале №08 (164) Август 2017

читайте также

Комментарии