В гостях у танцующего миллионера Джанлуки Вакки

В мае 2006 года, еще до того, как эксцентричный итальянец прославился в социальных сетях своими танцами, мы публиковали интерьер этой виллы. И вот спустя годы Джанлука обратился к своему другу дизайнеру Фабрицио Кокки с непростой задачей – превратить его старинный особняк в театр, где главная роль будет отведена ему самому, а смену декораций обеспечат постоянно пополняющиеся коллекции произведений искусства и их ротация между виллами и яхтами хозяина. Подобная постановка вопроса Фабрицио не смутила: для синьора Вакки он уже оформлял квартиру в Милане, несколько яхт и виллы на Сардинии и в Майами и привык к его пылкому характеру и экстравагантному поведению.

Гостиная. Чучела зебры и жирафа куплены в антикварном магазине в Париже. Фото The Wild Horses of Sable Island Роберто Дутеско. Над ним бывшая вывеска магазина. На полу берберские ковры из Марокко.

Гостиная. Чучела зебры и жирафа куплены в антикварном магазине в Париже. Фото The Wild Horses of Sable Island Роберто Дутеско. Над ним бывшая вывеска магазина. На полу берберские ковры из Марокко.

Гигантский комплекс из пяти зданий, объединенных парком с искусственным озером и бассейном, построен в традиционном рустикальном стиле итальянских долин, с преобладанием натурального дерева и белого цвета, что вызывало у синьора Вакки лишь ностальгию по детству. Финансист и тусовщик ведет преимущественно ночной образ жизни: поздно встает, работает до четырех-пяти часов утра или устраивает вечеринки, поэтому ему важно было, чтобы дом смотрелся наиболее выигрышно именно в темное время суток и при искусственном освещении, а также обеспечивал хозяину необходимую эмоциональную и энергетическую подзарядку. И конечно, производил впечатление на его многочисленных гостей.

Столовая. Стол со столешницей из кожи угря. Светильник Sonora по дизайну Вико Маджистретти, Oluce. Стулья Wishbone по дизайну Ханса Вегнера, Vitra. Картины выполнены с помощью шоколада, карамели и бриллиантов, автор Вик Мунис.

Столовая. Стол со столешницей из кожи угря. Светильник Sonora по дизайну Вико Маджистретти, Oluce. Стулья Wishbone по дизайну Ханса Вегнера, Vitra. Картины выполнены с помощью шоколада, карамели и бриллиантов, автор Вик Мунис.

В доме с высокими потолками произведения искусства терялись, поэтому было решено сделать для них насыщенный фон. Сначала перекрасили в черный дубовый пол 1960-х годов, а затем шоколадные оттенки появились на стенах и потолке. Это позволило вывести арт-объекты на первый план. Каждый из них был лично отобран хозяином и существует в единичном экземпляре. Вакки относится к своему дому как к костюму, сшитому у портного, и наполняет его деталями так же тщательно, как пополняет свою коллекцию ювелирных украшений и аксессуаров. Фабрицио Кокки разделяет любовь своих клиентов к индивидуальности и сам проектирует для них все – от кресел и диванов до гардеробных. Такой подход позволяет создавать неповторимые интерьеры, а также органично дополнять их уникальными антикварными предметами и семейными реликвиями.

Спальня. Кровать находится за выступом справа. Антикварный пуф XIX века обтянут тем же текстилем, что и сделанные на заказ кресла по дизайну Фабрицио Кокки. На пуфе скульптура Лучаны Вакки.

Спальня. Кровать находится за выступом справа. Антикварный пуф XIX века обтянут тем же текстилем, что и сделанные на заказ кресла по дизайну Фабрицио Кокки. На пуфе скульптура Лучаны Вакки.

Чтобы подчеркнуть театральность и нарочитую музейность пространства, перенасыщенного аксессуарами и искусством, оконные проемы увеличили и сделали панорамное остекление в спальне и гостиной, но не для того, чтобы впустить дневной свет в комнаты, а чтобы было видно с улицы, что здесь происходит вечерами.

Малая гостиная. Комод антикварный из семейной коллекции. Над ним работа Ширин Нешат. Скульптура Бэтмена, Адриан Транкуилли.

Малая гостиная. Комод антикварный из семейной коллекции. Над ним работа Ширин Нешат. Скульптура Бэтмена, Адриан Транкуилли.

Между собой дизайнер и хозяин называют этот интерьер “домом современного вампира”, потому что основная жизнь начинается здесь после захода солнца. Рассеянный нижний свет от ламп с плотными абажурами и точечная верхняя подсветка предметов искусства тоже отвечают за интимную обстановку. Это позволило создать эффект ночного неба – в темное время суток шоколадный потолок будто исчезает.

Холл около гостиной. Коллекция декоративных гипсовых торсов и бюстов 1800-х годов. Над камином фото Грегори Кольбера.

Холл около гостиной. Коллекция декоративных гипсовых торсов и бюстов 1800-х годов. Над камином фото Грегори Кольбера.

В эту игру света и теней включаются и золотые обои в спальне: днем они кажутся плоскими и отдают желтизной, однако ночью обретают истинную металлическую глянцевость. Единственной комнатой с потолочным светильником оказалась столовая – люстру дизайна Вико Маджистретти было решено оставить, перекрасив в черный снаружи и золотой внутри. Сохранили и четырехметровый деревянный обеденный стол скандинавского дизайна, однако его тоже Фабрицио Кокки тонировал в оттенок антрацита и украсил столешницей, обтянутой кожей угря. Такой отделке не страшны пятна от вина или масла.

Холл перед гостиной. На переднем плане скульптура кита из алюминия, автор Лучана Вакки, любимая тетя Джанлуки Вакки. Над камином работа Грегори Кольбера, на стене справа картина Марко Тирелли.

Холл перед гостиной. На переднем плане скульптура кита из алюминия, автор Лучана Вакки, любимая тетя Джанлуки Вакки. Над камином работа Грегори Кольбера, на стене справа картина Марко Тирелли.

Ремонт растянулся на пять лет. Сначала новый облик обрели парадные комнаты – две гостиные и столовая в главном доме, были перекрашены в цвет мха фасады, чтобы дом растворился в парке. Затем были реконструированы другие постройки на участке. Последней закончили хозяйскую спальню. По сравнению с другими комнатами она кажется пустоватой, но вряд ли это надолго, ведь новые арт-объекты Джанлука Вакки покупает постоянно.

Малая гостиная. Автор инсталляции из плексигласовых кубов — Терезита Фернандес.

Малая гостиная. Автор инсталляции из плексигласовых кубов — Терезита Фернандес.

Гостиная. На полу берберский ковер. Кресла сделаны на заказ по дизайну Фабрицио Кокки. Чучело жирафа из антикварной лавки в Париже.

Гостиная. На полу берберский ковер. Кресла сделаны на заказ по дизайну Фабрицио Кокки. Чучело жирафа из антикварной лавки в Париже.

Столовая. Работа художника Харланда Миллера. Китайская антикварная консоль с коллекцией африканских фигурок и ваз. Текстильные анималистичные обои. Камин и нижняя часть стен отделаны панелями из кованого железа. На столе скульптура тети хозяина — Лучаны Вакки. На полу безворсовый ковер, на заказ, по дизайну Фабрицио Кокки.

Столовая. Работа художника Харланда Миллера. Китайская антикварная консоль с коллекцией африканских фигурок и ваз. Текстильные анималистичные обои. Камин и нижняя часть стен отделаны панелями из кованого железа. На столе скульптура тети хозяина — Лучаны Вакки. На полу безворсовый ковер, на заказ, по дизайну Фабрицио Кокки.

На втором этаже во флигеле расположена гардеробная невесты хозяина. Она задумана как витрина бутика с выставленной коллекцией туфель и сумок. Под лестницей — гардеробная самого Вакки, сообщающаяся со спальней.

На втором этаже во флигеле расположена гардеробная невесты хозяина. Она задумана как витрина бутика с выставленной коллекцией туфель и сумок. Под лестницей — гардеробная самого Вакки, сообщающаяся со спальней.

Справа — портрет Джанлуки Вакки, хозяина виллы. Слева — фотография его отца.

Справа — портрет Джанлуки Вакки, хозяина виллы. Слева — фотография его отца.

Фото: Джорджо Барони
опубликовано в журнале №08 (164) Август 2017

читайте также

Комментарии