Квартира в Москве, 90 м²

Дизайнер Майк Шилов рассказал AD, как оформлял в Москве контрастный интерьер квартиры площадью 90 м² для любящего море клиента с солнечным характером.

Баланс тепла и холода, света и тени – мой дизайнерский организм точно настроен на их восприятие, и преломление в интерьерах и сочетания оттенков и фактур, кажется, ложатся в проект сами собой, и лишь в конце я вижу, что пазл собрался. Этот пазл каждый раз – другой. Я не стремлюсь придавать своим работам узнаваемость, для меня важнее привносить в пространство гармонию и ощущение, что “так и было”. Моя экстравертная сторона продумывает архитектуру помещения, смело сносит и рисует стены, расширяет проемы и открывает комнаты свету. Мое интровертное альтер эго корпит над тем, как устроить уютный быт и дать клиенту чувство дома, к которому каждый будущий новосел стремится, когда начинает работу с дизайнером, втайне опасаясь, не наворотит ли тот такого, в чем жить будет невозможно.

Бархатный диван, Casamilano. За ним прячется обеденная группа и скрытая от глаз кухня-шкаф, Dada. За ее глянцевыми фасадами — полный набор техники и просторная рабочая поверхность. Светильники от Bover и Vibia.

Эта история началась с почти невозможного: исходные данные квартиры были скромными, к тому же застройщик, как водится, постарался максимально испортить нелепой планировкой даже то хорошее, что было заложено в проекте. Когда я вижу эту квартиру сейчас, светлую и воздушную, даже не верится, что в первый приход меня встретили нагромождения перегородок и искусственно зауженные оконные проемы, ведущие на огромную лоджию. Как это часто бывает (и нет тому ни объяснения, ни прощения), лоджия была бесполезна: при десятиметровой длине и полутораметровой ширине на ней, неотапливаемой и с единственным выходом из гостиной, заниматься было бы нечем.

Кресло Lounge Chair by Charles & Ray Eames, модель 1956 года в отделке из белой кожи и ореха, Vitra. Торшер, Ligne Roset.

Присоединив и утеплив лоджию и открыв комнаты свету, мы получили видовую квартиру с панорамным остеклением по всему фасаду. Четкая геометрия оконных проемов, стен и ригелей зазвучала для меня мелодией, однажды услышанной при посещении комплекса Bauhaus в Дессау. Желтый, оранжевый и голубой цвета, звонко отстукивавшие там счет лестничных ступеней, ритм потолочных балок и энергичные изгибы пандусов произвели на меня мощное впечатление бескомпромиссной оглушительной поэзией. Почему поэзией? Потому что каждый элемент дизайна помещений Баухауса безупречно выверен и просчитан, но выглядел не бездушным функционализмом, а изящной игрой с цветом, светом и тенью, и этими простыми средствами достигался мощный “атмосферный” эффект.

За белыми фасадами мебели, Presotto, спрятана мультимедийная и акустические системы. Картина выбрана клиентом и отражает его настроение. Шкатулки из белого лака и стекла, Glas Italia.

Небольшие пространства создавать труднее, чем большие, это хорошо известно. Главное, что требуется от дизайнера, – превратить ограниченное по площади помещение в визуально просторное и даже немного избыточное. Пустые стены, не загроможденные мебелью, большой объем белого цвета, благородный светлый орех и хорошо спрятанные подсобные помещения – от кладовки и гардеробной до кухни – дали именно тот эффект, который требовался: воздушности, парения, тем более с видом на всю Москву! Цвета интерьера родились сами собой – в результате общения с клиентом. Легкий, веселый, современный человек- солнце. Чтобы дать интерьеру ощущение таинственности и глубины (на контрастах рождается чудо!), я утопил горячие лучи его натуры в темном озере романтической синевы, тем более что мой заказчик оказался любителем моря и яхт. Цвета подбирали долго, изрисовав пробниками все стены.

Обеденный стол из ореха и стулья с контрастным кантом в авторской обивке Майка Шилова — от Molteni & C. Вазы из цветного стекла приобретены в салоне Decorum. На комоде, Pallucco, на фоне рельефной стены из натурального гипса — картина художницы Надежды Войновой и бронзовая скульптура Андрея Антонова, галерея Art Online 24.

В конце концов пришли к оттенкам, в которые клиент влюбился еще быстрее, чем я. Вообще проект мы заканчивали практически на равных, вместе и “наперегонки”. Но ведь это здорово, когда твой заказчик вживается в новую главу своей жизни еще до того, как ты успел ее для него дописать?

Портрет клиента на борту яхты на экране телевизора — неслучайная деталь интерьера, в котором словно шуршит песок и журчит вода. Журнальный стол со встроенным биокамином и подвесная полка для ТВ, Glas Italia. На переднем плане кресло Lounge Chair by Charles & Ray Eames, Vitra. Настенные часы, торшер и аксессуары, Ligne Roset. Ковер, BoConcept. На полу доска из дымчато-серого дуба, Listone Giordano. Оттенки английских красок подбирались вручную специалистами ателье Manders.

Спальня. Кровать фабрики Presotto с "невидимым" основанием и подсветкой, светильники от Contardi и Martinelli Luce, стеновое покрытие от Wall & Deco. На полу шерстяной ковёр от Surya. Шторы от мануфактуры Lelievre.

Над кроватью из кожи и ореха, Presotto, — изображение Зевса на стеновом покрытии, Wall & Decò. Светильники, Contardi и Martinelli Luce. Электроустановочные изделия, Eclettis. На полу ковер, Surya.

Зона отдыха на лоджии предназначена для уютных вечеров вдвоем. Кожаное простеганное кресло и столик, все Zanotta. На переднем плане кресло по дизайну Антонио Читтерио, Vitra. Плед, Hermès. На этой и противоположной стене — два панно из тканевых модулей по дизайну братьев Буруллеков, собранные вручную Майком Шиловым согласно его собственному эскизу. Шторы, Jakob Schlaepfer. Поставка мебели — компании Multimarka Project и “Частная коллекция”, поставка освещения — компания On/Off Systems.

Домашний офис. Бюро в отделке орех каналетто и кресло в обивке из нубука фабрики Zanotta, система хранения от Presotto, на стене текстильное декоративное панно по дизайну братьев Буруллеков от Ligne Roset, собранное вручную автором проекта Майком Шиловым. Шторы с градиентным эффектом от Jacob Schlaepfer.

Площадь ванной комнаты визуально удваивается благодаря зеркальной стене. Сантехника, Duravit. Стеклянный смеситель по дизайну Филиппа Старка, Axor. Столик, Ligne Roset. За углом — душевая кабина, antoniolupi. Стеновое покрытие с эффектом обманки, Wall & Decò. На полу керамогранит фабрики Brix по дизайну Андре Путман.

Текст: Майк Шилов
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №08 (164) Август 2017

читайте также

Комментарии