Квартира в Москве, 170 м²

Cтавить в свои проекты винтажную мебель Нателе Манкаевой случалось и прежде, но это были вещи-акценты. Заказчица, мечтающая об интерьере, где предметы середины ХХ века станут основой интерьера, попалась ей впервые.

Гостиная. Винтажный стеллаж по дизайну Луиджи (Джино) Леви-Монтальчини — одна из самых ценных вещей в интерьере. Торшер по дизайну Пьетро Кьезы, FontanaArte. Синий диван, Hugues Chevalier, обит тканью, Métaphores. Кресла, Mambo, в обивке, Dedar. На переднем плане диван, обитый тканями марок Houlès и Pierre Frey. Стол сделан на заказ в мастерской Muradov-Linde. Люстра, Venini. Напольный светильник, Barovier & Toso.

Гостиная. Винтажный стеллаж по дизайну Луиджи (Джино) Леви-Монтальчини — одна из самых ценных вещей в интерьере. Торшер по дизайну Пьетро Кьезы, FontanaArte. Синий диван, Hugues Chevalier, обит тканью, Métaphores. Кресла, Mambo, в обивке, Dedar. На переднем плане диван, обитый тканями марок Houlès и Pierre Frey. Стол сделан на заказ в мастерской Muradov-Linde. Люстра, Venini. Напольный светильник, Barovier & Toso.

Хозяйка квартиры Ирина Могилатова – основательница агентства недвижимости Tweed. Понятно, что к выбору жилья для своей семьи она подошла очень осознанно. Сто семьдесят квадратных метров в реконструированном доме по проекту Густава Гельриха с видом на посольство Дании полностью отвечали ее мечтам о “фасадной” квартире. Когда Натела подключилась к проекту, в квартире, продаваемой со свободной планировкой, уже стояли межкомнатные перегородки – над проектом успели поработать другие архитекторы, но хозяйка была недовольна. “Она хотела четкой симметрии, логичного и свободного пространства, – рассказывает Натела. – Мы решили все снести и начать сначала. Накладно, но это лучше, чем потом приспосабливаться к планировке, которая тебя не устраивает”.

Гостиная. Вся лепнина — новодельная, сделана по дизайну автора проекта. Шторы, Dedar. Придиванные столики, Osvaldo Borsani. На столе скульптура Андрея Антонова “Лежащая”, бронза, авторская отливка и ­патинирование.

Гостиная. Вся лепнина — новодельная, сделана по дизайну автора проекта. Шторы, Dedar. Придиванные столики, Osvaldo Borsani. На столе скульптура Андрея Антонова “Лежащая”, бронза, авторская отливка и ­патинирование.

Столетний дом располагал к созданию интерьера с историческими аллюзиями, однако никаких документов, из которых можно было бы понять, как выглядела квартира в дореволюционном прошлом, найти не удалось. Так что лепной декор и раскладку на стенах, местами скрывшую легкую асимметрию пространства, Натела взяла, что называется, из головы. А дизайн дверей скопировала из альбома с фотографиями дверей из старых московских домов.

Вид на прихожую из гостиной. По обе стороны от дверного портала Натела сделала зеркальные ниши со шкафчиками внизу. Слева поверх зеркала висит работа художника Карлена Мурадова.

Вид на прихожую из гостиной. По обе стороны от дверного портала Натела сделала зеркальные ниши со шкафчиками внизу. Слева поверх зеркала висит работа художника Карлена Мурадова.

К началу работы над квартирой Ирина Могилатова не была ни коллекционером, ни знатоком винтажной мебели, но не на шутку увлеклась идеей наполнить интерьер предметами середины ХХ века. “Я сразу поняла, что у нас будет классическое нейтральное обрамление с интересной мебелью внутри”, – вспоминает автор проекта. 

Комната дочери. Диван, Nobilis, обит тканью, Osborne & Little, и дополнен подушками, Dedar. Стеллаж сделан на заказ в мастерской Muradov-Linde. Ковер, The Rug Company. Картины Алишера Кушакова “Натюрморт”, дерево, акрил, и “Девушка у окна”, ­дерево, масло.

Комната дочери. Диван, Nobilis, обит тканью, Osborne & Little, и дополнен подушками, Dedar. Стеллаж сделан на заказ в мастерской Muradov-Linde. Ковер, The Rug Company. Картины Алишера Кушакова “Натюрморт”, дерево, акрил, и “Девушка у окна”, ­дерево, масло.

Мебель для квартиры Ирина искала сама во время заграничных поездок. “Она закидывала меня тоннами фотографий”, – рассказывает Натела. Мягкую мебель сперва переобивали в отобранные дизайнером ткани, а уж потом везли в Москву. У светильников меняли всю электрику – к некоторым моделям было просто невозможно купить подходящие лампы. Главной проблемой стали размеры – они были известны далеко не у всех вещей. Больше всего дизайнер и заказчица переживали из-за огромной люстры для гостиной. В итоге решили рискнуть – и не прогадали.

Фрагмент спальни. Кресло, Veronese, обито тканью, Nobilis. Слева датский винтажный комод по дизайну Иба Кофод-Ларсена. Живопись Надежды Мухиной. Торшер, Barovier & Toso. Ковер, The Rug Company. На комоде скульптура Сергея Соболева “Начало”, метал, белый ­цемент.

Фрагмент спальни. Кресло, Veronese, обито тканью, Nobilis. Слева датский винтажный комод по дизайну Иба Кофод-Ларсена. Живопись Надежды Мухиной. Торшер, Barovier & Toso. Ковер, The Rug Company. На комоде скульптура Сергея Соболева “Начало”, метал, белый ­цемент.

Чтобы интерьер не выглядел совсем уж музейно, в него все-таки добавили несколько современных вещей. Прежде всего диваны – ради комфорта. Натела также настояла на том, чтобы в гостиной появилась пара современных оранжевых кресел, которые добавляют интерьеру яркости. Как вспоминает дизайнер, в том, что касается цвета, заказчица осторожничала, поэтому яркие краски добавлялись в интерьер точечно – оранжевый с кресел гостиной потом повторяется на подушках и ковре в комнате дочери, а контрастный узор плитки в прихожей получил продолжение в обивке дивана и рисунке штор.

Уголок для завтраков в столовой. Люстра, AVMazzega. Кресла, Ico Parisi, обиты тканью, Pierre Frey. Торшер, Barovier & Toso. Диван, Nobilis, обит тканью, Osborne & Little. Сбоку от этой композиции есть еще обеденный стол.

Уголок для завтраков в столовой. Люстра, AVMazzega. Кресла, Ico Parisi, обиты тканью, Pierre Frey. Торшер, Barovier & Toso. Диван, Nobilis, обит тканью, Osborne & Little. Сбоку от этой композиции есть еще обеденный стол.

К концу проекта в квартире наряду с просто старыми вещами появилось несколько раритетов. Например, стеллаж и бра над баром в гостиной. Хозяйка дома теперь вправе считать себя настоящим коллекционером, а Натела готова повторить эксперимент. Жалко только, что заказчики с нужным уровнем смелости встречаются нечасто.

Изголовье кровати Trendy Mebel, обито тканью Dedar. Покрывало из ткани Soniа Rykiel. Подушки из тканей Dedar и Metaphores. Прикроватные тумбы Мурадов/Линде мастерская краснодеревщиков, дизайн автора. Зеркало винтаж. Лампа  Barovier&Toso. Картина Надежда Мухина.

Изголовье кровати Trendy Mebel, обито тканью Dedar. Покрывало из ткани Soniа Rykiel. Подушки из тканей Dedar и Metaphores. Прикроватные тумбы Мурадов/Линде мастерская краснодеревщиков, дизайн автора. Зеркало винтаж. Лампа  Barovier&Toso. Картина Надежда Мухина.

Фрагмент гостиной. Бра по дизайну Макса Инграна, FontanaArte. Бар по дизайну Паоло Буффы. Скульп­туры Андрея Антонова “Малая лежащая” и “Сидящая”, все бронза, полировка.

Фрагмент гостиной. Бра по дизайну Макса Инграна, FontanaArte. Бар по дизайну Паоло Буффы. Скульп­туры Андрея Антонова “Малая лежащая” и “Сидящая”, все бронза, полировка.

Кухонный гарнитур сделан по дизайну Нателы Манкаевой в мастерской Muradov-Linde. Плитка для фартука тоже изготовлена на заказ. Люстра винтажная.

Кухонный гарнитур сделан по дизайну Нателы Манкаевой в мастерской Muradov-Linde. Плитка для фартука тоже изготовлена на заказ. Люстра винтажная.

Винтажные стулья, обиты Osborn&Little. Cтол с раздвижной столешницей Мурадов/Линде мастерская краснодеревщиков. Живопись Надежда Мухина. <br />
Бра FontanaArte, дизайн Max Ingrand. Люстра Mazega.

Винтажные стулья, обиты Osborn&Little. Cтол с раздвижной столешницей Мурадов/Линде мастерская краснодеревщиков. Живопись Надежда Мухина.
Бра FontanaArte, дизайн Max Ingrand. Люстра Mazega.

Ванная. Мебель под раковину и зеркало, Milldue. Бра, Barovier & Toso.

Ванная. Мебель под раковину и зеркало, Milldue. Бра, Barovier & Toso.

Прихожая. Люстра Venini. Двери Мурадов/Линде мастерская краснодеревщиков, дизайн разработан на основе исторических дверей из московского особняка. Ручки Turnstyle Designs. Гостевой санузел. Обои Osborn&Little. Светильник и зеркало винтаж. Консоль с раковиной - Kos, дизайн Ludovica+Roberto Palomba.

Прихожая. Люстра Venini. Двери Мурадов/Линде мастерская краснодеревщиков, дизайн разработан на основе исторических дверей из московского особняка. Ручки Turnstyle Designs. Гостевой санузел. Обои Osborn&Little. Светильник и зеркало винтаж. Консоль с раковиной - Kos, дизайн Ludovica+Roberto Palomba.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №10 (166) Октябрь 2017

читайте также

Комментарии