Дом в Подмосковье, 2000 м²

Когда-то Ангелина Аскери училась в миланском Институте дизайна, а в 2008 году основала собственную студию. Теперь она живет между­ Москвой и Парижем, а вообще изрядно колесит по миру, работая над проектами своих клиентов. Но студия все же располагается в Москве, а дом, который мы публикуем в этом номере, – в Подмосковье.

Гостиная. Диван из коллекции Mood, Flexform; люстра Ciocca, de Majo; столик у дивана Nenuphar, Ginger & Jagger; торшеры, Promemoria.

Гостиная. Диван из коллекции Mood, Flexform; люстра Ciocca, de Majo; столик у дивана Nenuphar, Ginger & Jagger; торшеры, Promemoria.

Этого заказчика познакомил с Ангелиной другой ее клиент, над проектом которого она трудилась тогда. Рекомендация оправдала себя, и после бесед с владельцем этого огромного дома, бизнесменом средних лет, стало ясно, что видение будущих интерьеров у заказчика и декоратора полностью совпадает.

Одна из спален. Кровать Eberlow, Smania; рабочий стол C.E.O. Cube и стул по дизайну Сетсу и Синобу Ито, все Poltrona Frau; настольная лампа Vania, Barovier & Toso. Диванные подушки, Sahco.

Одна из спален. Кровать Eberlow, Smania; рабочий стол C.E.O. Cube и стул по дизайну Сетсу и Синобу Ито, все Poltrona Frau; настольная лампа Vania, Barovier & Toso. Диванные подушки, Sahco.

Ангелине достался уже построенный дом. Декоратор отдает дань таланту архитектора Всеволода Челнокова, который так грамотно спроектировал все помещения, что Ангелине даже не пришлось ничего менять. А как правило, для декоратора сносить стены и возводить новые – дело привычное и “каждопроектное”.

Библиотека. Столик Sequoia, Brabbu. Текстиль от Nobilis, Zimmer + Rohde и Dedar.

Библиотека. Столик Sequoia, Brabbu. Текстиль от Nobilis, Zimmer + Rohde и Dedar.

Но нет – в доме площадью две тысячи квадратных ­метров удачно расположено абсолютно все. Во-первых, приватная зона (та, где обычно хозяйская спальня и т. д.) отделена от общественной. Во-вторых, само пространство зонирова­но так, что есть все необходимое: на первом этаже – просторная гостиная, столовая, две кухни, кабинет, огромный бассейн, хаммам и курительная комната. На втором – пять спален, каждая со своим сан­узлом и гардеробной. Еще есть и цокольный этаж. Там разместили бильярдную, винный погреб и помещение для хранения продовольственных запасов. 

Консоль Giovanni, стол Medici, все Сhristopher Guy. На столе: ваза “Глория”, чаша на ножке “Радость”, все Moser; тарелки обеденная, закусочная, десертная и соусник, все из коллекции “Эсте”, Fürstenberg; набор из четырех колец для салфеток “Птичка”, L’Objet. Мраморный пол от компании Unizaro.

Консоль Giovanni, стол Medici, все Сhristopher Guy. На столе: ваза “Глория”, чаша на ножке “Радость”, все Moser; тарелки обеденная, закусочная, десертная и соусник, все из коллекции “Эсте”, Fürstenberg; набор из четырех колец для салфеток “Птичка”, L’Objet. Мраморный пол от компании Unizaro.

Здесь же, на цокольном этаже, находятся все подсобные помещения (постирочные, сушки и прочее). Из хозяйской и гостевой спален сделали выход на террасу. Оттуда откры­вается очень красивый вид на лес. Крыша у дома, кстати, тоже эксплуатируемая – там можно, например, загорать в погожие дни. При всей своей внушительной площади дом очень органично вписали в окружающий ландшафт, поэтому здание не выглядит громоздким.

Зона у камина. Каминный портал сделан по эскизам декоратора. В нем сочетаются латунь и медь. Кресла, Fendi Casa; столики у кресел, Promemoria.

Зона у камина. Каминный портал сделан по эскизам декоратора. В нем сочетаются латунь и медь. Кресла, Fendi Casa; столики у кресел, Promemoria.

Заказчик хотел, чтобы интерьер дома был выдержан в современном стиле, но с элементами ар-нуво и американской классики. Момент разработки проекта как раз совпал с выставкой i Saloni в Милане. Туда-то Ангелина Аскери и отправилась вместе с клиентом. Заказчик оказался человеком очень неравнодушным: дом он собирался строить “на века”, а потому щепетильно подходил к вопросам его обустройства. Так, гуляя по выставке, он лично отсматривал каждый предмет мебели, “тестировал” его на вопрос удобства. Да и вообще принимал очень деятельное участие в работе над интерьером. В целом проект в силу его внушительной площади разрабатывался около полугода. А реализация ­заняла еще полтора года.

Кабинет. Рабочий стол Chairman, кресло Medea, все Mobilidea.

Кабинет. Рабочий стол Chairman, кресло Medea, все Mobilidea.

Декоратор хотела создать такой интерьер, который можно было бы легко изменить, если вдруг он наскучит. Так, гостиная, если присмотреться, выполнена в нейтральных тонах, а яркости ей придают цветные подушки и пестрый ковер. Кстати, Ангелина специально продумала сменные чехлы на подушки другого цвета: если нынешние надоедят, обстановку в гостиной можно будет изменить с минимальными усилиями.

Фрагмент спальни. Стол, Angelo Cappellini. Настольная лампа, Vaughan.

Фрагмент спальни. Стол, Angelo Cappellini. Настольная лампа, Vaughan.

Особо в помещении планировался вопрос размещения искусства. Хозяин – его большой любитель: у него много и скульптур, и картин. Для всего этого было продумано и особое освещение, и, где надо, специальные ниши. Отдельного внимания заслуживает лестница. Оказалось, не так-то просто найти толковых мастеров, которые готовы были бы изготовить подобный проект из латуни. Кстати, латунь тут присутствует во всем интерьере как более теплая замена хрому. 

Спальня. Кровать, Mobilidea, в обивке от Nobilis; тумба, Selva; комод Leone, Oasis; кресло Maria Teresa, Casamilano; люстра Vermont, Barovier & Toso.

Спальня. Кровать, Mobilidea, в обивке от Nobilis; тумба, Selva; комод Leone, Oasis; кресло Maria Teresa, Casamilano; люстра Vermont, Barovier & Toso.

В итоге после тестовых заданий, розданных разным мастерским, были найдены нужные люди. Они же сделали и камин, в нем сочетается латунь с медью. Все полки, стеллажи, элементы буазери сделаны по эскизам Ангелины Аскери. Но заказчик и тут принимал активное участие – сам ездил контролировать производственный процесс. Единственное, что он “дал на откуп” декоратору, – это выбор текстиля (хотя, конечно, и здесь без финального одобрения не обошлось). Наверняка такой подход с трепетным вниманием ко всем деталям – единственно верный, когда дело касается дома, в котором захочется и жить, и принимать близких друзей. 

Текст: Мария Крыжановская

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №10 (166) Октябрь 2017

читайте также

Комментарии