В гостях у Альдо Чибича

Оставить большой загородный дом и переехать в город Альдо и его жена Синтия решили из-за сына: “Раньше, когда мы спрашивали его, где он хочет жить, Ян отвечал, что в Америке, – рассказывает дизайнер. – А в последний раз заявил, что только в Италии, потому что здесь все города с историей. Это заставило меня задуматься”. Вспомнил Чибич не только о вековых памятниках архитектуры и культуры, но и местах досуга, магазинчиках и кафе, до которых можно будет дойти пешком. Удача была на стороне дизайнера, и ему посчастливилось найти жилье в самом сердце Виченцы, рядом с зеленым парком, театром Олимпико и палаццо Кьерикати, построенным великим Андреа Палладио. “Мощь и величие его постройки настолько огромны, что иногда мне хочется, чтобы рядом стояло что-нибудь попроще”, – то ли в шутку, то ли серьезно говорит дизайнер.

Альдо Чибич, его жена Синтия и сын Ян. Торшер — прототип по дизайну хозяина. Красный табурет — тоже его разработка для Serralunga.

Альдо Чибич, его жена Синтия и сын Ян. Торшер — прототип по дизайну хозяина. Красный табурет — тоже его разработка для Serralunga.

Купленный Альдо дом был увит плющом, а в двойных деревянных рамах стояли старые неровные стекла. “Если бы дело происходило в Вене или Праге, то здесь до нас мог бы жить Моцарт”, – уверен он. Став хозяином старинной постройки, дизайнер не собирался почтительно сохранять и воссоздавать в ней исторический интерьер. Первым делом он избавился от скучных обоев и деревянных панелей, закрывавших стены и потолок. С ними комнаты казались мрачными. Чтобы сделать пространство светлее, старый паркет тщательно очистили, а ободранные стены не стали красить и оставили как есть – со следами краски и клея.

Вид на реку Баккильоне, протекающую через центр Виченцы и за домом Альдо Чибича.

Вид на реку Баккильоне, протекающую через центр Виченцы и за домом Альдо Чибича.

В целом обстановка в доме получилась скудная, но местами веселая. Она состоит из антикварных предметов, современной мебели и прототипов, разработанных дизайнером. Альдо Чибич – последователь Этторе Соттсасса, член группы “Мемфис”, и его творческое кредо – обходиться минимальным количеством выразительных средств.

Столовая, совмещенная с гостиной. Стол и стулья, Zichele. Антикварная венецианская люстра. Зеленая гладильная доска — прототип Альдо Чибича для Джулио Чеппи.

Столовая, совмещенная с гостиной. Стол и стулья, Zichele. Антикварная венецианская люстра. Зеленая гладильная доска — прототип Альдо Чибича для Джулио Чеппи.

“Правильное настроение создают детали, – говорит он. – Серьезную классику мы разбавили ироничными предметами. Они нужны, чтобы снизить градус буржуазности, которая мне совершенно не свойственна”. Так, яркая салатовая гладильная доска в столовой используется вместо консоли, у одной из стен стоит полотно с надписью My TV, а два деревянных бара в форме бутылок, привезенные из Марокко, удачно вписались в обстановку холла.

Гостиная. Слева вход в кабинет хозяина. На консоли деревянная голова тигра из Колумбии. Красные табуреты — прототипы Альдо Чибича для Serralunga. Антикварная люстра и паркет остались от предыдущего интерьера.

Гостиная. Слева вход в кабинет хозяина. На консоли деревянная голова тигра из Колумбии. Красные табуреты — прототипы Альдо Чибича для Serralunga. Антикварная люстра и паркет остались от предыдущего интерьера.

Переехав в город, дизайнер лишился собственного участка, но его это не очень беспокоит. “Рядом с домом есть парк с деревьями, гравийными дорожками и лавочками. Я выхожу туда, как в свой сад, по утрам почитать газету или просто посидеть и посмотреть на прохожих”, – говорит он. Радует его и то, что теперь каждый вечер он может выбираться с женой на аперитив в ближайшие кафе или бар.

Хозяйская спальня. Изголовье кровати, Nothing New. Настольная лампа по дизайну Петра Сераковского для La Manufacture Familiale.

Хозяйская спальня. Изголовье кровати, Nothing New. Настольная лампа по дизайну Петра Сераковского для La Manufacture Familiale.

Обычная городская жизнь и туристы Альдо тоже не мешают. “В доме есть комната для занятий йогой и медитаций, она выходит окнами на оживленную площадь и реку. В ней никогда не бывает тихо. И именно этот звуковой фон превращает ее в пространство, где мне нравится находиться”, – говорит он. Альдо вообще непросто вывести из зоны комфорта. Чтобы ни случилось, он во всем находит положительные стороны: в доме с меньшей площадью ему легче создать ощущение уюта, а в шумной комнате он будет достигать внутреннего спокойствия. “Идеальный дом для меня – это место, откуда не хочется никуда выходить, – говорит Чибич. – К примеру, в своей новой гостиной я запросто смог бы просидеть всю жизнь”.

Кухня. Стулья по дизайну Альдо Чибича для Billiani. Люстра тоже по дизайну хозяина дома.

Кухня. Стулья по дизайну Альдо Чибича для Billiani. Люстра тоже по дизайну хозяина дома.

Фрагмент гостиной. Кресло Petunia, Fratelli Boffi. Подсвечник — прототип для бренда Paola C. Арт-объект на стене — художника Диего Эспозито. На консоли работы Гильермо Эмилио Аскьери. Деревянная скульптура на полу привезена из Бразилии.

Фрагмент гостиной. Кресло Petunia, Fratelli Boffi. Подсвечник — прототип для бренда Paola C. Арт-объект на стене — художника Диего Эспозито. На консоли работы Гильермо Эмилио Аскьери. Деревянная скульптура на полу привезена из Бразилии.

Холл. Бары в форме бутылок привезены из Марокко. Справа инсталляция New Stories — New Design. Люстра и бра по дизайну Альдо Чибича для Paola C.

Холл. Бары в форме бутылок привезены из Марокко. Справа инсталляция New Stories — New Design. Люстра и бра по дизайну Альдо Чибича для Paola C.

Текст и продюсирование: Мартина Ханглингер

Фото: Мэдс Могенсен
опубликовано в журнале №10 (166) Октябрь 2017

читайте также

Комментарии