Квартира в русском стиле, 100 м²

Заказчики часто приносят на встречу с дизайнером вырезки из интерьерных журналов. Заказчица Марии Микены принесла репродукции Брейгеля. Это ее любимый художник, и она мечтала об интерьере, сделанном по мотивам его работ, — немного сумрачном, построенном на холодных и темных цветах. По стилю это должен был быть голландский интерьер, каким мы знаем его сегодня, — достаточно лаконичный, сочетающий в себе классику с современными предметами.

Общий вид общественной зоны квартиры. Мария никогда не делает потолки белыми. Считает, что в нашем климате они приобретают грустный серый оттенок. В общественной зоне квартиры потолки окрашены в теплый оттенок слоновой кости.

Заказчица Марии вместе с мужем купили стометровую “трешку” в новостройке, где планировали жить вместе с двумя сыновьями. Правда, старший из них в процессе ремонта решил начать самостоятельную жизнь, но это было ожидаемое событие, так что одну из комнат сразу проектировали так, чтобы она могла трансформироваться из спальни в кабинет и обратно. В любом случае трехкомнатную квартиру необходимо было превратить в четырехкомнатную. Для этого Мария присоединила к гостиной часть коридора, поместила там кухонный гарнитур, а саму кухню превратила в ту самую спальню-кабинет.

Зона cтоловой. Стол и буфет, L’Origine. Стулья сделаны на заказ в России. Люстра из муранского стекла.

Выбранная стилистика требовала, чтобы в интерьере появились какие-то вещи с историей, и Мария предложила заказчикам купить антиквариат. Тут-то и выяснилось, что у семьи немало собственных реликвий — муж заказчицы имеет немецкие аристократические корни. В советское время этот факт не афишировали, и большая часть наследства была утеряна или раздарена. Но кое-что все-таки сохранилось — резная горка, рамка в стиле ар-нуво, фотография прабабушки на отдыхе в Биаррице, столовое серебро и подстаканники фамильной монограммой. Было решено вернуть все эти раритеты из дачной ссылки в Москву — Мария ухватилась за возможность поставить в интерьере не вещи, “притянутые за уши”, а реальные фамильные реликвии. Так голландский интерьер стал постепенно превращаться в русский.

Фрагмент гостиной. Диван, “Эстетика”. На стене фотография из семейного архива и панно из оренбургского платка. Журнальные столики, J-line. Ковёр, Farashe. Окно под потолком пропускает свет в коридор.

Это было не сложно: автор проекта считает, что эти два стиля имеют несколько точек пересечения. Прежде всего палитру, сложившуюся в условиях не самого теплого и пасмурного климата. Цвет стен в квартире — это, с одной стороны выбор хозяйки, а с другой — результат компромисса между ее вкусами и мечтой младшего сына о комнате зеленого цвета. Надо было выбрать такой зеленый, чтобы он вписывался в остальную палитру, а когда подходящий оттенок был найден, он начала “гулять” по всей квартире. Серо-зеленая гамма потребовала вкрапления контрастных пятен. Хотя обнаружилось это не сразу.

Фрагмент кабинета.

Работа над интерьером шла в два этапа: хозяева сперва основательно обжили интерьер, и лишь после этого Мария довела его до логического завершения. Именно на этом втором этапе заказчица заявила, что ей хочется красного. Сперва купили большую красную вазу, но этого было недостаточно, так что в кабинете появился большой красный диван.

Кабинет. Горка в углу — семейная реликвия. Над диваном отечественного производства — работа Сергея Некрасова «Новгород».

Мария отмечает, что в целом проект был относительно недорогим. Основные средства вложили в хороший паркет, деревянные окна, столярку и кухню, которую изготовили в Италии по эскизам Марии. Стол с нижней подсветкой для младшего сына, планирующего поступление в МАРХИ, сделали на заказ в украинской компании Levantin Design, о которой Мария узнала из AD.

Кухонный фартук и пол в зоне готовки выложены керамогранитом.

Комод с узором-плетенкой в спальне хозяев — продукция российской марки Archpole. Он был куплен в компанию к балийским воротникам, которые Мария с заказчицей нашли на выставке товаров для декорирования и неожиданно продолжили русскую линию в интерьере. “Удивительно, но эти островные украшения с ракушками и перьями напомнили нам накрахмаленные кружевные воротнички”, — рассказывает Мария. Когда дело дошло до поиска арт-объекта для гостиной, им с заказчицей пришла в голову идея развить эту тему и повесить на стену ажурный оренбургских платок.

Кухонный гарнитур сделан по эскизам Марии на итальянской фабрике Aster. Стул купили в магазине мебели из Юго-Восточной Азии. Паркет, “Паркет Арт”.

Так и вышло, что, хотя в нынешнем своем виде квартира отличается от изначальных задумок, в ней удалось воплотить все пожелания хозяев и сделать пространство с душой. Работа над интерьером заставила заказчиков Марии взглянуть свежим взглядом на историю своей семьи: новоселье уже давно отгремело, а они продолжают поиск фамильных реликвий.

Горка переехала в Москву с дачи. Она отлично сохранилась и почти не требовала реставрации. Рамка и фарфоровые статуэтки — тоже фамильные.

Спальня хозяев. Кровать, “Эстетика”. Обои из компании “Артик”. Тумбочки, Zara Home. Встроенная мебель сделана на заказ.

Фрагмент спальни. Над комодом, Archpole, пара колье с Бали.

Вид из кабинета (он же комната старшего сына) на гостиную. Стол, L’Origine. На стене винтажное медное панно С. Jere by Artisan House из салона 20th Century Lamps.

Фрагмент комнаты младшего сына. Рабочий стол сделан на заказ в компании Levantin Design.

Комната младшего сына. Комод и стеллаж, IKEA. Графичные полки, Levantin Design. Шкаф, The IDEA.

Комната младшего сына. Светильник, Foscarini. Декоративная голова, Levantin Design. Необработанный холст на стене – чистый лист для будущего творчества.

Ванная. Керамогранит, Rex. Комод сделан на заказ. Ковер, Safavieh. Табурет, Zara Home. На стене ожерелья из ракушек с Бали.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Сергей Ананьев

читайте также

Комментарии