Брутальная квартира в Москве

С хозяином этой квартиры Ольгу Лаврову связывают дружеские отношения, поэтому он обратился именно к ней, решив, что в интерьере, в котором он прожил десять лет, пора что-то менять. Из хорошего знакомого получился идеальный заказчик, полностью доверившийся дизайнеру и позволивший все делать так, как она посчитает нужным. “Это динамичный и спортивный человек. Он живет здесь один, поэтому ему больше подходит брутальная лаконичность, а не витиеватая классика”, – говорит Ольга.

Гостиная. Диваны, кресло, журнальный столик, торшер и стеллажи — все Christian Liaigre. Диваны обтянуты бархатом, а кресло — шелком и кожей. На полках скульптуры Даши Намдакова. Стена за стеллажами отделана алькантарой. Портьеры из ткани, de Le Cuona.

До переделки пространство действительно было оформлено в классическом стиле с обилием позолоты и художественным паркетом. Сначала дизайнер планировала обойтись минимальными вмешательствами, но новая лаконичная мебель не сочеталась с пышной отделкой, поэтому постепенно квартира полностью преобразилась. Только в спальне, которая была выдержана в ар-деко, остались элементы этого стиля: карнизы на потолке, люстра и богатая фактурная отделка. А в гостиной сохранился лишь каминный портал, которому придали мужественности, отделав по бокам темным камнем.

Фрагмент гостиной. Диван, Christian Liaigre, обтянут бархатом. Картина Юрия Купера была куплена специально для этого интерьера. Журнальный столик, Eric Schmitt.

“У меня не было ни эскизов будущего интерьера, ни 3D-проекций. Мы просто общались и постепенно меняли и переделывали то одну зону, то другую. К интерьеру я подошла с душой, будто делаю его для себя, но с более мужским характером”, – объясняет дизайнер. Поэтому здесь много мебели Кристиана Лиэгра и марки Holly Hunt, которую любит Ольга. Ее фавориты – брутальные стеллажи в гостиной и комфортная обеденная группа в столовой.

Зона столовой. Обеденный стол и стулья, Christian Liaigre. Люстра, Alison Berger
Glassworks. Зеркало над камином, Ralph Lauren Home.

Тон цветовой гамме спальни задал ковер. А в спокойной и монохромной гостиной ярким элементом стала красная стена. Вообще основной акцент в квартире был сделан на богатые фактуры и цветовую гамму. На смену позолоте и светлому шпону пришли бархатистые насыщенные поверхности, темная мебель и брутальный металл. Картины Юрия Купера, написанные на металле, висят практически во всех помещениях. Они гармонично дополняют новую обстановку. Заказчику нравятся работы этого художника, и у него уже была небольшая коллекция, однако несколько произведений докупили в процессе ремонта специально для нового интерьера. Компанию необычным картинам составили скульптуры Даши Намдакова, которые можно увидеть в прихожей и гостиной. Именно искусство придало глубину и индивидуальность этому проекту.

Спальня. Ковер и люстра, Holly Hunt. Кровать, стеллаж, прикроватный столик и настольная лампа — все Christian Liaigre. Картина Юрия Купера. Стена отделана алькантарой.

Фоном для мебели и арт-объектов стали бархатистые стены из алькантары. Это тоже один из любимых материа­лов Ольги. Он практичный, но при этом выглядит благородно и эффектно. На самом деле монохромный интерьер при ближайшем рассмотрении не так уж прост. Стены в прихожей, спальне и гостиной отделаны алькантарой, из нее же сшита штора, отделяющая гардеробную. Диваны в гостиной обтянуты бархатом, а кресла – кожей и шелком. То же самое со светом: когда лаконичные люстры и бра в темное время суток зажигают, преображаются и они сами, и весь интерьер. “Хозяину здесь ­комфортно, он ­любит бывать дома. Полумрак его обволакивает, и он рас­слабляется”, – говорит Ольга.

Фрагмент спальни. Кровать, прикроватный столик и настольная лампа — все Christian Liaigre. Стена отделана алькантарой. Над кроватью работа Юрия Купера.

Фрагмент прихожей. Консоль, Eric Schmitt. Настольная лампа, Alison Berger Glassworks. Картина Юрия Купера. Стены отделаны алькантарой.

Фрагмент прихожей. Комод, Holly Hunt. Скульптура Даши Намдакова. Банкетка и столик, Christian Liaigre.

Прихожая. Комод, Holly Hunt. На нем скульптура Даши Намдакова. Стена за ней отделана алькантарой. Бра, Kevin Reilly.

Текст: Ольга Сорокина

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №10 (166) Октябрь 2017

читайте также

Комментарии