Квартира в сталинском доме в центре Москвы

Дизайнер Катя Спинелли

У Кати Спинелли необычная для России профессия: она зарабатывает на жизнь, покупая квартиры, оформляя в них интерьеры и вновь выставляя на рынок – естественно, существенно дороже, чем раньше. Занимается она этим уже двенадцать лет, с тех пор как впервые решила поменять квартиру (в связи с прибавлением в семействе) и поразилась тому, как выгодно ушла недвижимость, преображенная ее дизайнерскими усилиями. Однако квартиру, о которой речь идет сейчас, Катя никому продавать не собирается – она делала ее исключительно для себя.

Гостиная. Люстра Gyro, Timothy Oulton. Журнальный столик и диван, Restoration Hardware. Диван перетянут винтажным бархатом. Картина на лестнице — “Клоун”, работа Михаила Шемякина. Над консолью две картины Бориса Кочейшвили, все из галереи Тамары Веховой. Дубовые полы, “Арт Паркет”.

Сама по себе квартира уникальна – расположена на верхнем этаже сталинки недалеко от гостиницы “Украина”, окна выходят на Москву-реку. Дом, в котором она находится, строил Пантелеймон Голосов (родной брат знаменитого конструктивиста). Строился дом долго, с 1936 по 1955 год, – как и в случае со многими сталинскими зданиями, вмешалась война. В квартире, которая досталась Спинелли, жили когда-то генерал-лейтенант Иван Лазарев и его жена, певица Александра Прокошина, – она была любимицей Сталина, о чем Спинелли увлеченно рассказывает гостям.

Фрагмент гостиной с дверью на балкон. Невероятные виды на Москву были одной из основных причин покупки квартиры.

Естественно, в квартире ее привлекли не только и не столько знаменитые в прошлом жильцы, сколько сама архитектура. Катя предпочитает работать с историческими зданиями. “Мне нравятся планировки, которые тогда делали архитекторы. У старых квартир отличные пропорции окон и высокие потолки, а для меня это важно: я люблю естественный свет”, – объясняет Спинелли. В ее квартире с этим все в порядке: высота потолков тут 5,6 м и окна арочные.

Вид из гостиной в сторону столовой. Подушки на диване сшиты из винтажных живописных холстов, которые Спинелли купила в Chintz & Company в Канаде. Круглый столик в углу — французский, стоял когда-то в кафе.

Однако когда она впервые увидела свое будущее жилье, оно выглядело далеко не так воздушно и прекрасно, как сейчас. Квартира была в ужасном состоянии, и планировка ее оставляла желать много лучшего. Окна были частично заложены. На верхнем уровне были выкроены две узкие и длинные спальни, похожие, по словам Кати, на “купе в поезде”. “Из-за этой планировки никто квартиру и не покупал – они просто не понимали, что с ней можно сделать. Но я немедленно в нее влюбилась: прямо с порога поняла, что и как тут нужно поменять. И с тех пор уже не могла избавиться от мыслей об этой квартире! – рассказывает Катя. – И вид на реку, конечно, сыграл свою роль: он неимоверно умиротворяющий, все проблемы словно уносит течением”.

Столовая. Стол и стулья, Restoration Hardware. Люстры, Timothy Oulton. Стенной шкаф из дуба выполнен на заказ по эскизам Спинелли в столярной мастерской “Папа Карло”.

Ремонтные работы заняли два с половиной года. Катя увеличила площадь квартиры, убрав черную лестницу в задней части помещения. Кроме того, она сумела присоединить чердак и разместить там третью спальню, так что общая площадь квартиры достигла 240 м².

Кухня оклеена обоями, Sirpi. Вытяжка и плита, все Officine Gullo. Шкафы спроектированы хозяйкой и выполнены столярной мастерской “Папа Карло”.

Катя тщательно расчищала заштукатуренные стены, ожидая обнаружить под слоями отделки красивую кирпичную кладку. Результат усилий оказался обескураживающим. “Половина кирпичей оказалась белой, половина – красной. Это была настоящая катастрофа!” – смеется дизайнер. Она решила проблему, покрыв стены тонким слоем штукатурки, сквозь который видна фактура кирпичей, но не их цвет. На то, чтобы достичь нужного эффекта, ушло четыре месяца.

Гостевая спальня. Кровать, Restoration Hardware. Покрывала, подушки и шторы сшиты в ателье Татьяны Шпак.

Из других заметных декоративных приемов в квартире стоит отметить лепнину, которую Катя слегка состарила – словно бы ее повредило протечкой. “Гости пугаются, начинают сочувствовать. Но я именно такого “пятнистого” эффекта и хотела”. Это открытые металлические балки придают пространству сходство с лофтом. Катя предпочитает работать с монохромными интерьерами и свободно смешивает декоративные элементы. Для нее вполне нормально, впрочем, украсить кухню обоями с гротескным изображением барочной картины с херувимами или выкрасить чердачную спальню в темно-серый цвет (и снабдить хрустальной люстрой, “заточенной” в птичью клетку). “Главное в интерьере, на мой взгляд, – прямо с порога зацепить зрителя, поразить его воображение”, – рассуждает Катя. В этой квартире ей это, безусловно, удалось.

Фрагмент гостевой спальни. Кровать, Restoration Hardware. Покрывала, подушки и шторы сшиты в ателье Татьяны Шпак. Пуфик, Van Thiel & Co. На стенах краска, Farrow & Ball.

“Знаете, что было самым приятным в оформлении этого интерьера? То, что я с самого начала решила, что не буду продавать и оставлю себе квартиру, – делится Катя. – Я всегда делаю интерьеры с душой, и расставаться с ними потом – как детей замуж выдавать. А здесь я была от этих мук избавлена!”

Спальня хозяйки квартиры. Картина Макао Коно “Дама с ниткой жемчуга” (1935) из галереи Тамары Веховой. Люстра-клетка, Restoration Hardware. Обои, Ralph Lauren Home.

Гостевая спальня. Кровати сделаны на заказ в столярной мастерской “Папа Карло”. Подушки, Zara Home. Покрывала сшиты в ателье Татьяны Шпак. Тумбочки и лампа-канделябр, все Restoration Hardware. Медные тарелки на стене куплены в Париже на блошином рынке, стена покрашена краской, Farrow & Ball.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: Стефан Жульяр
опубликовано в журнале №11 (167) Ноябрь 2017

читайте также

Комментарии