Шале в альпийской деревне

Клиент пришел в студию архитектора Алирезы Разави после общения с несколькими местными специалистами, склонявшими его к традиционному дизайну горных шале. Но заказчик оказался со стержнем: арт-дилер, торгующий современным искусством, он иначе представлял себе эстетику своей высокогорной дачи и не видел нужды “подражать прошлому из ностальгии”.

Дом частично включен в рельеф. Для отливки фундамента пришлось заглубиться в холм, что отразилось на конструк­ции и зонировании.

Тем не менее на первой же встрече с архитектором было решено, что современный облик проекта не должен прерывать историческую преемственность деревенской застройки, а напротив, может основываться на привычных для местной строительной культуры приемах.

Фрагменты бетонного основания дома. Видны следы опалубки.

Собственно, иначе и быть не могло: даже созданный с “вниманием к истокам” проект прошел тернистый путь выдачи всевозможных разрешений и согласований. А от архитекторов потребовалось продемонстрировать местным властям, что их дизайн, несмотря на современность, не отрицал исторического наследия этого альпийского региона. В итоге эти процедуры вылились в довольно интересное упражнение. Сотрудникам студии пришлось доказывать чиновникам, что их идеи действительно основывались на тех самых традиционных принципах: используются местные материалы, верхние части дома выполнены из дерева, присутствует скатная кровля и так далее.

Из гостиной открывается завораживающая панорама горной долины. Фактически этот вид стал основной причиной выбора сложного участка для возведения дома.

В итоге проект претерпел несколько итераций и согласований, инициированных с одной стороны клиентом, с другой – местными органами власти. Которым, впрочем, не удалось свести с ума архитектурную студию. Природа и окружение были таковы, что контекст вышел на первый план: в этой долине построено не так много современных коттеджей, и архитекторы были не склонны самоутверждаться за счет нарушения всеобщего благолепия, даже визуального. Чтобы “аргументировать” свой дизайн для всех заинтересованных сторон, к процессу архитекторы подошли очень серьезно: были созданы не только 3D‑модели, но и макеты, не говоря уже об огромном количестве набросков и фактическом проведении “иконографического” исследования этой французской деревни. Причем это делалось вовсе не в угоду заказчику или чиновникам – архитекторам действительно было очень важно убедиться, что дом будет выделяться, но тонким и позитивным образом.

Фрагмент интерьера одной из спален — шкаф и рабочий уголок. Практически вся мебель выполнена из местных сортов дерева на заказ.

Так был пройден долгий путь переосмысления традиций в сторону современного звучания. Например, первый этаж всех старых домов в долине выложен из камня. Но камень давно не применяют в строительстве, и архитекторы настаивали на использовании бетона (хотя, конечно, можно было сделать облицовку из декоративного камня). Кроме того, им очень хотелось оставить основание дома открытым, насколько это возможно, продемонстрировать связь формы и функции. Тем более что дом предстояло возвести в сложном, но интересном месте – на ограниченном участке очень крутого склона. А еще требовалось заглубиться в гору, чтобы отлить фундамент и стены. Эти сложности компенсировало всего одно, но огромное преимущество – феноменальный вид на долину, раскинувшуюся внизу. Целостный дизайн в итоге был аккуратно вписан в местный природный и антропогенный ландшафт.

Когда отлили коробку и сняли опалубки, архитектор был просто счастлив – такой элегантный силуэт вырисовывался на склоне горы. В этот момент у всех участников проекта открылось второе дыхание.

В сравнительно небольшом доме несколько спален, так как в семье много детей.

Клиент оказался человеком весьма разумным, доверился опыту архитекторов практически во всех ключевых вопросах, включая строительные технологии и инженерию. В результате дом получился простым и эстетичным, с панорамным остеклением и при этом с высокими показателями теплоизоляции. Для отопления был подобран котел на древесных гранулах, эффективный и хорошо подходящий для местных сортов топлива.

Ванная комната при одной из спален. Все предметы мебели и обстановки подобраны максимально лаконичные, нарочито лишенные декоративности и лоска.

Конструкция дома во многом определила интерьер. В данном проекте он, по сути, продолжение фасадов. Кроме того, так как в семье много детей, количество спален значительно повлияло на зонирование, что привело к равномерному распределению функций по этажам. Гостиную вынесли на верхний этаж, максимально открыв из нее вид на долину. Алиреза называет мебель в проекте “дискретной”, имея в виду, что она лишь непринципиальный и легко заменяемый фрагмент интерьера, главное – архитектура.

Шале в деревне разбросаны по холмам, что добавляет им уединенности. Идеальные условия, учитывая, что дом возведен для отдыха.

Обстановка загородного дома проста и спокойна. Как и на фасадах, активно эксплуатируется тема дерева, натуральных материалов и экологического дизайна. Господин Разави, как любой практикующий архитектор, с большим удовольствием рассуждает о стройке и контексте и, предпочитая не вдаваться в философствования на тему стилистики, коротко сообщает: “Эклектика”. А в интерьере вообще “понятие стиля как явление редуцировано”. И продолжает мысль: “В любом пространстве важен контекст, сбалансированное использование естественного света, габариты, материалы и, наконец, мебель. Самое интересное в этом интерьере – сочетание отделки и предметов обстановки, которое позволяет свежим взглядом посмотреть на то, как может и должно выглядеть современное шале. Ведь дома, в конце концов, создаются для жизни, а не для того, чтобы делать их ­красивые фото”.

И ведь не поспоришь.

Фото: Оливье Мартен Гамбье, Симоне Босси
опубликовано в журнале №12 (168) Декабрь-Январь 2017/2018

читайте также

Комментарии