Горное шале в Межеве

Галеристка Армель Сойер и ее муж фотограф Жиль Перне никогда не думали, что будут жить в горах. Им хватало лофта в Париже и загородного дома в Нормандии, где они проводили выходные. В Межев семья приезжала периодически, в основном по делам Жиля. “Со временем мы влюбились в эту просторную и солнечную долину, – говорит он. – И когда решили здесь обосноваться, я с таким энтузиазмом взялся за поиск дома, что нашел его в течение двух суток”. На покупку супруги решились тоже быстро: приглянувшийся им фермерский дом расположен недалеко от Межева, куда удобно возить детей в школу, и продавался с двумя акрами земли (у Армель есть две лошади, которых надо где-то содержать). Приятным бонусом ко всему стал вид на самый высокий пик в Европе – Монблан. “Он грозно возвышается и виден отовсюду, как Эйфелева башня в Париже”, – говорит Жиль.

Дом, расположенный в десяти минутах езды от Межева, был построен в 1820–1850-е годы. Его площадь — 400 м².

Ферма в Межеве была построена в первой половине XIX века и функционировала до 1960-х годов. Дом сохранился хорошо, но в нем не было центрального отопления, а для теплоизоляции использовалась солома. На то, чтобы превратить простецкую постройку в комфортное современное шале, ушло три года. Внешний каркас остался практически без изменений, а вот внутри строители все выпотрошили. “Но мы сохранили старые доски. Выкинуть их было бы святотатством”, – считает хозяин. Пожившие половые доски и потемневшая древесина, которой был отделан дымоход, пошли на отделку стен. Старых материалов не хватало, и их разбавляли новыми досками, которые покрывали морилкой или царапали, чтобы они вписались в контекст.

Фрагмент гостиной. Светильник ORP из горного хрусталя, дизайнер Кристофер Бутс. Ширма и журнальный столик справа сделаны Денисом Миловановым. Между ними кресло Glenda Gold по дизайну Джулиана Мэйора. Ковер Magyar по дизайну Матиаса Кисса для Manufacture de Moroges.

Еще на стадии ремонта Армель решила, что это будет не просто семейное гнездышко, а вторая галерея. Значительная часть предметов интерьера, которые запечатлены на этих фотографиях, возможно, уже проданы. У Сойер чутье на светильники и мебель, которые будут пользоваться спросом. “Когда мне предлагают какую-то вещь, я всегда интересуюсь ее историей и пытаюсь предугадать, будет ли она спустя пятьдесят лет такой же интересной, какой кажется сейчас. В моей тщательно подобранной коллекции только те предметы, которые точно выдержат испытание временем”, – говорит хозяйка.

Гостиная. Журнальный столик Ren по дизайну Ифенайи Оганвю. Белые металлические кресла Organic Loop и кресло из плексигласа General Dynamic по дизайну Джулиана Мэйора. Диван Igloo и ковер Magyar по дизайну Матиаса Кисса. Диван обтянут тканью Portor по его же эскизам для Pierre Frey.

Вообще Армель выросла в Шантильи в семье коне­завод­чиков (ее отец объезжал лошадей, а мать работала в одной из самых крупных компаний, которая занималась разведением) и никогда не думала, что будет владеть собственной галереей и разбираться в современном дизайне. В пятна­дцать лет она оставила родительский дом и уехала учиться в Париж, там же решила, что ее будущая профессия должна быть приближена к творческой. Перед тем как начать собственное дело, Сойер проработала десять лет в компании Lalique, где отвечала за маркетинг и связи с общественностью. Сейчас она хозяйка собственной галереи в райо­не Марэ в Париже, постоянно ищет новые таланты и на регулярной основе сотрудничает с такими дизайнерами, как Матиас Кисс, Пьер Гоналон и Джулиан Мэйор.

Вид из гостиной в кухню. У розовой стены кресло Strata Джулиана Мэйора. Рядом с ним инсталляция из лыж, расписанных художником Ксавье Вейаном. Кухонный стол выпилен из дуба Денисом Миловановым. Вокруг стола винтажные стулья по дизайну Йенса Рисома. На дальней стене металлическая скульптура Кертиса Жере.

Прошлым летом ее новоприобретенная ферма на три недели превратилась в мастерскую известного российского краснодеревщика Дениса Милованова. В распоряжении Армель оказались пять огромных стволов бургундского дуба (длина самого большого из них была три с половиной метра), “облагородить” которые она и пригласила Дениса. Он приехал почти налегке: с двумя бензопилами, красным карандашом и стодвадцатикилограммовым подмастерьем, помогавшим ворочать стволы. В итоге из них получились массивный обеденный стол, две лавки и кресло. В течение нескольких месяцев они стояли на террасе, пока один из соседей не приобрел стол. Он оказался таким тяжелым, что для его транспортировки потребовался вертолет.

Фрагмент гостиной. Скамья и лошадь-качалка сделаны Денисом Миловановым. Картина на стене Le Jour Qui Me Traverse художника Чарлза Белла.

Помимо деревянных изваяний Милованова в интерьере можно встретить произведения подопечных Сойер: диван Igloo по дизайну Матиаса Кисса, стул General Dynamic Джулиана Мэйора, а также люстру из горного хрусталя Кристофера Бутса. Работы этого австралийского дизайнера Армель случайно увидела в инстаграме и устроила ему персональную выставку в своей парижской галерее. Кстати, для изготовления люстры, а также прикроватной тумбочки в гостевой спальне использовались местный хрусталь и пирит. Окружающая природа разными способами интегрирована в этот интерьер. Например, в гостиной висит гобелен, созданный хозяином дома. На нем в немного искаженном виде изображен горнолыжный склон, который виден из окон и с которого супруги иногда спускаются на лыжах. Они оба довольны тем, что рискнули променять мегаполис на “сельскую глубинку”. “Здесь я даже дышу свободней, – говорит Армель. – И мне удалось доказать себе и остальным, что дизайнерская галерея может успешно существовать за пределами большого города”.

Вид из кухни на столовую. Стулья Parallax по дизайну Джулиана Мэйора. Гобелен White Disorder по эскизам хозяина дома.

Столовая. Стол и стулья Parallax по дизайну Джулиана Мэйора. На столе фарфоровые вазы Lightscape
по дизайну Рут Гурвич для Nymphenburg. Люст­ра Pavillons по дизайну ­Пьера ­Гоналона.

Фрагмент кабинета хозяйки дома. Кресло и комод винтажные. Картина Prompte à l’Oubli Чарлза Белла. Светильники Maru были найдены в Ladies & Gentlemen Studio. Бюст — реплика “Гермеса” Праксителя.

Вид из гостиной на гостевую спальню. Стул Parallax по дизайну Джулиана Мэйора. Светильник Laurent 09 куплен в Lambert & Fils. Табурет по дизайну Дэмиена Амона. Зеркало выполнено Денисом Миловановым.

Гостевая спальня. Над кроватью картина Choux Rouge художника Чарлза Белла. Прикроватная тумбочка из пирита была найдена в галерее Kam Tin. На ней настольная лампа Lampe L1 по дизайну Томаса Дюрье.

Хозяева этого дома, построенного в первой половине XIX века, оставили от него лишь каркас, полностью переделав интерьер.

Фото: Стефан Жульяр
опубликовано в журнале №12 (168) Декабрь-Январь 2017/2018

читайте также

Комментарии