Отель The Bulgari Resort & Residences в Дубае

В первый же день работы в отель Bulgari Resort Dubai заехало около сотни человек. И едва ли не половина из них — местные жители, рослые мужчины в белых рубахах в пол и их спутницы в развевающихся черных одеждах. Авторы проекта Антонио Читтерио и Патриция Вил могут праздновать успех: за пару дней до официального открытия архитекторы говорили, что будут считать свою работу по-настоящему удачной, если в новый отель потянутся не только туристы-иностранцы, но и жители Эмиратов.

Зона гостиной в сюите Bulgari.

Дубай — город, ставший за полвека одним из крупнейших мегаполисов мира и выстроивший у себя в центре самый высокий, почти километр в высоту, небоскреб. Здесь крутятся огромные деньги, а торговые центры такого размера, что по ним приходится передвигаться на маленьких автомобильчиках. Но люди остаются людьми, и в конечном счете всегда побеждает среда, соразмерная человеку, и принципы, сложившиеся за столетия истории европейских городов. Именно такой городок, в котором по грубым прикидкам могут одновременно находиться до тысячи человек, и построили миланские архитекторы на искусственном острове в виде морского конька — до большой земли здесь всего несколько минут на машине, но с пляжа Дубай видится лишь графичным лесом небоскребов.

Небоскребы Дубая служат задником для гостиничного пляжа.

Дубайский курорт — уже пятый гостиничный проект бюро Citterio Viel для Bulgari. Учитывая, что все отели имеют общие “родовые” черты, архитекторы могли бы немного заскучать, но не тут-то было. “Каждое место — особое. Люкс заключается в том, чтобы не повторяться”, — говорит Читтерио. Если клиент обращает внимание на детали, то для авторов проекта принципиальна его типология. “Это городская гостиница, но она не совсем в городе. Курорт, но не только — в этом смысле Дубай принципиально отличается от Бали. Это место, где можно жить, — деревушка на море”, — продолжает архитектор.

Терраса одного из номеров с видом на пляж.

Центром отеля стала марина, рассчитанная на лодки длиной до пятидесяти метров. С одной стороны располагаются корпуса резиденций — фактически это квартиры, предназначенные для постоянного проживания. В том числе восемь пентхаусов — говорят, они самые дорогие в Дубае, из которых к моменту открытия было продано семь (это притом что внутренняя отделка резиденций еще не закончилась). Ровно напротив — собственно гостиница. Здание, напоминающее корабль, отделяет марину от пляжа, вдоль которого стоят виллы для постояльцев, а за ними предназначенные на продажу коттеджи.

Каждая ванная имеет окна в пол, обращенные к морю.

Работа над проектом заняла четыре года, из которых больше двух ушло на проектирование. Как рассказывает Патриция Вил, самыми трудоемкими оказались гостиничный корпус, состоящий из двух пересекающихся объемов, а также ажурные навесы над балконами, рисунок которых напоминает кораллы. Внешне очень легкие, они на самом деле имеют стальной каркас. Навесы особенно эффектно смотрятся по вечерам, в электрическом свете, льющемся из окон в пол. На случай, если постояльцы захотят приватности и окна будут зашторены, архитекторы предусмотрели для навесов отдельную подсветку.

Навесы из кораллов имеют основу из стали.

По словам Вил, одна из главных задач архитекторов была в том, чтобы предусмотреть и запрограммировать взаимодействие постояльцев гостиницы, по большей части европейцев, с хозяевами резиденций, среди которых, судя по всему, будут преобладать местные. “Архитектура — это как кино: ты должен представить себе людей, продумать сценографию”, — говорит Читтерио.

Во всех номерах спальню и ванную разделяют двери из двойного стекла с медной сеткой внутри.

Террасы гостиничных кафе и ресторанов спроектированы как смотровые площадки с видом на марину и расположенный вдоль нее променад — предполагается, что это то самое место, где постояльцы смогут других посмотреть и себя показать.

Копия мозаики в римском бутике Bulgari. В отеле она украшает зону шоколадного бутика.

При этом резидентов, которые в какой-то момент могут и утомиться от чересчур активной курортной жизни, отделяет от марины буфер в виде внутренних садиков. Предполагается также, что арабских хозяев резиденций купания в водах Персидского залива интересует меньше, чем европейцев, так что жилые корпуса находятся в стороне от пляжа.

Вид из бара Il Bar на ресторан Il Restorante — все общественные пространства отеля названы своими именами.

По традиции, в отелях Bulgari много материалов, специально доставленных из Италии. Стены спа облицованы камнем из Виченцы, внешне напоминающим бетон, но шелковистым на ощупь. Мрамор прибыл из Тосканы. Архитекторы также использовали для отделки в общественных зонах тик, а в номерах выбеленный дуб. В итоге получился богатый на цвета и фактуры интерьер, который работает на контрасте с достаточно суровой природой побережья Персидского залива. 

Светильники в кафе Il Cafe сделаны по образу рыбацких корзин.

Но Bulgari не просто итальянский, а римский бренд, это ключевая часть его ДНК, что нашло отражение и в дизайне. Стена в бассейне одновременно повторяет рисунок мозаик в термах Каракаллы и очертания украшений из коллекции Diva. Установленные в общественных зонах перегородки с геометрическим узором разработаны архитектором Питером Марино (он занимается бутиками Bulgari) по образу полов Пантеона. Но есть и менее очевидные моменты. “Вчера мы шли мимо шарообразных боллардов у входа в отель, — рассказывает Вил. — Антонио посмотрели на них сказал: “Возможно, они должны блестеть чуть меньше”.

Интерьер одной из вилл.

Для оформления лобби использованы фотографии из рекламных кампаний Bulgari и и альбомы об истории марки и ювелирного искусства.

В гостиничном спа имеется 25-метровый бассейн. Панно в торце сделано по образу мозаик в термах Каракаллы.

Проходные зоны в спа отделаны тиком и каменными плитами.

читайте также

Комментарии