Квартира с тремя спальнями в Москве, 150 м²

Нина Целёва и Андрей Сидоркевич из архитектурно-строительного бюро “Артформа” обычно не спешат c выпуском проекта. Рассчитывать, что архитекторы сперва продумают будущий интерьер до мелочей, а уж только потом начнут стройку, не стоит. Кого-то такой подход может смутить, но, как говорит Андрей, “подсунуть заказчику для подписи детализированный проект до начала работ на объекте — значит воспользоваться его беспомощным положением”.

Гостиную и проходную зоны разделяет сделанный на заказ двухсторонний шкаф. Угловой диван, Cor. Столик, Maxalto. Люстра, Barovier & Toso. Ковер из салона Kovër Büro. Картина из салона Lumas.

Такой подход требует от заказчика доверия, но, как правило, неприятных сюрпризов не бывает. “Артформа” работает в своем узнаваемом стиле, и клиенты уже знакомы с работами бюро по публикациям их интерьеров, а иногда и посещали эти интерьеры лично. Творческий метод бюро — импровизация на всех стадиях работы. Бюджет и концепцию будущего интерьера, впрочем, бюро согласует с заказчиком в самом начале.

В кабинете пуф, Missoni, и диван, Ruf Betten. Люстра, Barovier & Toso. Ковер из салона Kovër Büro.

“Клиент в начале проекта может находится в плену заблуждений. Чтобы избежать непродуктивной траты времени на борьбу с ними, следует принимать решения не раньше, чем это технологически необходимо, — считает Андрей. — К тому же принятые заранее решения могут устареть, надоесть или просто разонравиться. Тогда на стадии реализации придется делать вид, что компромиссные или уже неактуальные детали проекта так же хороши, как и на стадии их тщательной проработки”.

Вид из кабинета на столовую. Встроенные шкафы со стеллажами вокруг дверного проема сделаны по эскизам Сидоркевича. Люстра, Barovier & Toso.

Да и у клиента ситуация вполне может измениться — именно так и произошло на этом проекте. Квартира площадью около 150 м² в новостройке предназначалась родителями в подарок взрослому сыну. Они не детализировали свои пожелания, в которых читалась разве что мечта старшего поколения постепенно обзавестись внуками. Сын и вовсе не участвовал в постановке задачи. Поэтому планировка, отделка и обстановка продиктованы прежде всего авторским пониманием ситуации и потенциала квартиры и только после этого — конкретными обстоятельствами.

Кухня с “островом” сделана на заказ по эскизам Андрея,  #GvozdforArtforma. Барные стулья, Draenert. Светильники, Flos.

Решенные в одном объеме гостиная, кухня и прихожая занимают половину квартиры и вместе со вспомогательными помещениями составляют обширную дневную зону. Главной точкой притяжения этой части квартиры стало окно во всю стену — в результате удаления стен, отсекавших полностью остекленную лоджию от гостиной, открылся вид на парк. Выполненная, как и вся остальная корпусная мебель, по проекту Андрея кухня получила необычный остров — из прихожей он читается как массивный параллелепипед, но благодаря фигурно подрезанному основанию не перекрывает вид из глубины диванной группы.

Столовая зона организована на месте присоединненной лоджии. Стеновая панель с потайной дверью, #GvozdforArtforma. Стол, Draenert. Стулья, Rolf Benz. Светильник, Vibia. На стене работа Валерия Кошлякова.

Главная спальня сообщается с гостевой через общую для них проходную ванную (как в комедии “Близнец” с Пьером Ришаром). Еще одна спальня-кабинет полностью автономна и имеет собственный санузел. Такое решение позволило не тратить исходную площадь на создание лишних коридоров: все три спальни, гостевой санузел и два хозяйственных помещения открываются в дневную зону без коридоров и тамбуров. Чтобы не засорять пространство лишними элементами, двери повторяют отделку и цвет стен, не имеют наличников и прочих видимых деталей, за исключением ручек.

Спальня хозяина, в которой он отдыхает от ночных дежурств. Кровать и шкаф, #GvozdforArtforma. Люстра из салона Visual Comfort Gallery.

Такой минимализм — логичное решение для жилища молодого человека, но куда менее очевидное для его родителей, хотя именно они теперь здесь и живут. Квартира уже была готова к отделочным работам, как вдруг выяснилось, что родители решили обосноваться в ней сами, а сын останется на прежнем месте. Представьте себе, сколько проблем породила бы такая рокировка, если бы в проекте были зафиксированы все детали, а мебель и оборудование — уже заказаны. В данном случае ничего менять не пришлось.

Главная спальня. Кресло, Vitra. Кровать сделана на заказ по эскизам Сидоркевича, #GvozdforArtforma. Стеллаж, Baxter.

Даже планировка, рассчитанная в перспективе на семью с разновозрастными детьми, оказалась уместна. Предполагаемая старшая детская (с собственным санузлом) стала комнатой, где хозяин, врач с многолетней практикой, отдыхает после ночных дежурств. Комната для ребенка младшего возраста, для удобства соединенная общей ванной с родительской спальней и широким дверным проемом — с гостиной, в свою очередь, расширила пространство дневной зоны, оставшись при этом универсальной гостевой комнатой.

Ванная со сделанными на заказ встроенными шкафами и туалетным столиком находится между двумя спальнями.

За время совместной работы заказчики успели проникнуться идеологией проекта и оказались готовы к цветовой палитре в сложных нейтральных оттенках с отдельными яркими акцентами, умело расставленными Ниной Целёвой. Так дверцы кухонных шкафов получили нежно-лососевый цвет, кресло Baxter в гостиной оказалось рыжим, стены туалета дневной зоны — розовыми, а пуф Missoni в гостевой комнате собрал в рисунке обивки все цвета спектра. Отобранные Ниной и Андреем для этого интерьера вещи известных итальянских и немецких марок не перегрузили его, оставив место для проявления индивидуальности своих новообретенных хозяев.

Ванная облицована керамогранитом, Arch-skin.

Гостевая ванная. Двери здесь и в других комнатах, Lualdi Porte. Розетки и выключатели, Axolut.

Прихожая.

Фото: Сергей Ананьев; стилист Наталья Онуфрейчук

читайте также

Комментарии