В гостях у кинопродюсера Рубена Дишдишяна

Николай Лызлов – один из немногих русских архитекторов, обладающих узнаваемым авторским почерком. Смотришь на дом – и точно знаешь: его построил Коля. Что-то такое безошибочно угадывается в пропорциях окон и опор и в геометрической четкости объемов.

Задний фасад дома, построенного Николаем Лызловым и сотрудницами его мастерской АМЛ архитекторами Ольгой Кавериной и Марией Капленковой в подмосковном поселке “Бенилюкс”. Дом стоит на участке в два гектара, большую часть которых занимает еловый лес, а оставшиеся — сад, спроектированный ландшафтной компанией IL Nature.

Задний фасад дома, построенного Николаем Лызловым и сотрудницами его мастерской АМЛ архитекторами Ольгой Кавериной и Марией Капленковой в подмосковном поселке “Бенилюкс”. Дом стоит на участке в два гектара, большую часть которых занимает еловый лес, а оставшиеся — сад, спроектированный ландшафтной компанией IL Nature.

Когда Лызлова спрашивают, откуда у его весьма разных по виду и размеру построек такая родовая общность, он пожимает плечами и начинает уверять, что к “индивидуальному стилю” не стремится, просто отвечает на поставленную задачу и проектирует, учитывая всяческие ограничения на участке. “Какой там творческий почерк? Отступишь от всех инженерных сетей, учтешь красную линию – вот тебе и пятно застройки определилось”, – говорит он.

Прихожая и коридор. Маленькие окна, выходящие на основной фасад, не позволяют ни любопытным соседям заглянуть внутрь, ни обитателям дома увидеть “лишнее” в окружающем поселке. Скамья, Teak House, по задумке архитекторов перетянута цветной тканью. Аналогичная ткань закрывает потолок, где ее удерживает каркас из деревянных реек.

Прихожая и коридор. Маленькие окна, выходящие на основной фасад, не позволяют ни любопытным соседям заглянуть внутрь, ни обитателям дома увидеть “лишнее” в окружающем поселке. Скамья, Teak House, по задумке архитекторов перетянута цветной тканью. Аналогичная ткань закрывает потолок, где ее удерживает каркас из деревянных реек.

Но отмечает, что такое следование условиям задачи не ограничивает, а помогает – здания получаются логически и неразрывно связанными с тем местом, на котором стоят. С этой точки зрения дом кинопродюсера Рубена Дишдишяна в подмосковном поселке “Бенилюкс” для Лызлова – не проект, а мечта.

Холл первого этажа. Это сердце дома. Налево отсюда — кухня и столовая, прямо — бассейн, наверх по лестнице — спальни. Кресла, Ralph Lauren Home. Все деревянные детали сделаны по проекту архитекторов из бюро АМЛ в столярной мастерской Intar Plus.

Холл первого этажа. Это сердце дома. Налево отсюда — кухня и столовая, прямо — бассейн, наверх по лестнице — спальни. Кресла, Ralph Lauren Home. Все деревянные детали сделаны по проекту архитекторов из бюро АМЛ в столярной мастерской Intar Plus.

В этом населенном пункте всё предельно четко регламентировано: размеры участков, характер застройки на них, высота домов. “В поселке много земли, на которой вообще ничего нельзя возводить, – там запо­ведный лес. Из двух гектаров, купленных Рубеном, под стройку выделены были четыреста метров. И на них тоже ограничен процент застроенности. Получалось, что пятно застройки сразу определилось”, – с явным удовольствием рассказывает Лызлов о выданной ему “системе координат”.

Гостиная. Камин сделан по дизайну архитекторов. Диван, Minotti. Возле него журнальный столик, Teak House.

Гостиная. Камин сделан по дизайну архитекторов. Диван, Minotti. Возле него журнальный столик, Teak House.

На одно нарушение поселковых правил архитектор всё же пошел: регламент гласил, что дом на участке должен стоять с отступом от забора. А Коля хотел, чтобы у Рубена вообще забора не было. “Я объяснил администрации, что у меня “забором” будет сам дом. Они это согласовали”.

К гостиной примыкает библиотека — часть книг расположена на антресоли. Металлические ограждения (как практически все металлоработы в доме) выполнены компанией Sincro.ru. Стеллажи изготовлены в мастерской Intar Plus. Кресла, Ralph Lauren Home; диван и столик, Giorgetti.

К гостиной примыкает библиотека — часть книг расположена на антресоли. Металлические ограждения (как практически все металлоработы в доме) выполнены компанией Sincro.ru. Стеллажи изготовлены в мастерской Intar Plus. Кресла, Ralph Lauren Home; диван и столик, Giorgetti.

Что же это за дом-забор и почему он такой? “Я хорошо знаю Рубена, делал его городскую квартиру. Он человек ­непубличный и хотел, чтобы его дом был закрыт от соседей. Но полностью открыт природе – у него на участке ­прекрасный еловый лес и сад. Поэтому наш дом повернут к улице глухими стенами: маленькие окна есть, но освещают коридоры и прочие служебные помещения. А задний фасад целиком открыт – там огромные окна, и из всех жилых комнат виден лес. Дом стоит, как в сказке, “к лесу передом”, – объясняет Николай.

Столовая. Стол сделан по дизайну архитекторов в мастерской Intar Plus.

Столовая. Стол сделан по дизайну архитекторов в мастерской Intar Plus.

Дом площадью 1800 м² спроектирован и построен за два года, интерьеры, которые “доводила” коллега Лыз­лова архитектор Мария Капленкова, заняли еще год. Материалы самые практичные: кирпич, дерево, натуральный камень.

Кухня со стойкой для завтраков, сделанной на заказ компанией “Старк-Камень”.

Кухня со стойкой для завтраков, сделанной на заказ компанией “Старк-Камень”.

Живет в доме большая семья из нескольких поколений. Функционально всё поделено четко – на первом этаже общественные помещения: гостиная, столовая, библиотека, кухня с обширными кладовыми (для армян это традиция).

Спальня хозяев, как и все жилые комнаты, смотрит на лес. Кресло и оттоманка, Giorgetti.

Спальня хозяев, как и все жилые комнаты, смотрит на лес. Кресло и оттоманка, Giorgetti.

На втором – спальни и кабинет Дишдишяна. Есть еще подвал с винным погребом и кинозалом (профессия хозяина обязывает) и дополнительный корпус с бассейном, гаражом, гостевой квартирой и жилищем консьержа. “Мы называем этот корпус “каретным сараем”, – смеется Лызлов. – Он тоже отгораживает участок от остального поселка”.

Ванная комната при спальне хозяев. Стены отделаны яркой смальтой, призванной добавить интерьеру солнечности. Раковина и подстолье сделаны на заказ в мастерских Intar Plus и “Старк-Камень”.

Ванная комната при спальне хозяев. Стены отделаны яркой смальтой, призванной добавить интерьеру солнечности. Раковина и подстолье сделаны на заказ в мастерских Intar Plus и “Старк-Камень”.

Слова “каретный сарай” заставляют Лызлова вспомнить об исторических прототипах: “Вообще-то в плане это почти Палладио. Есть центр, и должны быть две “руки”. У нас она одна, симметрия нарушена, но в принципе мы проектировали классическую усадьбу – источником вдохновения было Знаменское-Раек Николая Львова”. Ну вот, оказывается, слово “вдохновение” практичному архитек­тору Лызлову всё же не чуждо.

Бассейн расположен в пристройке, которую архитекторы шутливо называют “каретным сараем”. Светильники, Martini Light.

Бассейн расположен в пристройке, которую архитекторы шутливо называют “каретным сараем”. Светильники, Martini Light.

В гостях у кинопродюсера Рубена Дишдишяна

Евгения Микулина, главный редактор
Фото: Маноло Ильера
опубликовано в журнале №11 (112) ноябрь 2012

Комментарии