Квартира в Париже для русской клиентки

Декоратор Роза-Анна де Памплонн

Роза-Анна де Памплонн – настоящая “гражданка мира”. Родилась на Филиппинах, училась в Лондоне и Флоренции, вышла замуж (за банкира) и родила троих сыновей в Париже. Она создает одежду, которая продается в Хэмптонсе и на Багамах. И проектирует интерьеры повсюду: от Сен-Тропе до родных Филиппин. Одна из последних работ Розы-Анны – квартира-дуплекс в здании 1930-х годов в центре Парижа с видом на Марсово поле. Хозяйка – “элегантная русская дама, ведущая жизнь джетсеттера” – получила ее в подарок на день рождения и хотела, чтобы пространство стало максимально изысканным и светским – как и положено в Париже.

Гостиная. Розовые диваны, по форме напоминающие диваны, стоявшие когда-то в квартире Коко Шанель, сделаны на заказ компанией Leinis. Серые стеганые кресла и банкетка — винтажные, 1930-х годов, по дизайну венгерского архитектора Тороцкай-Виганда Эде.

Гостиная. Розовые диваны, по форме напоминающие диваны, стоявшие когда-то в квартире Коко Шанель, сделаны на заказ компанией Leinis. Серые стеганые кресла и банкетка — винтажные, 1930-х годов, по дизайну венгерского архитектора Тороцкай-Виганда Эде.

Поставленной цели Роза-Анна достигла в основном за счет обстановки – здесь в каждом углу стоит какой-нибудь шедевр мебельного дизайна ХХ века. Подбором мебели для проекта занималась галеристка Флоренс Лопес (ее собственный дом AD печатал в мае 2010 года) – один из лучших во Франции специалистов по дизайну прошлого века. 

У камина в малой гостиной стоит столик Mouflon de Pauline (1993) работы Франсуа-Ксавье Лаланна.

У камина в малой гостиной стоит столик Mouflon de Pauline (1993) работы Франсуа-Ксавье Лаланна.

Такая же “шедевральная” ситуация в квартире и с искусством – в наличии все самое интересное, от скульптурного стола Франсуа-Ксавье Лаланна до полотен Валерия Кошлякова, которые он писал специально для этого проекта.

На потолке столовой красуется скульптурная люстра работы Эрве ван дер Стратена. Стол из двух видов мрамора (черного и белого) и бронзы создан по дизайну Эрика Шмитта. На стене — картины Валерия Кошлякова, которые он написал специально для этой квартиры. В зеркальной нише — скульптура Жозефа Ривьера L’Homme Au Soleil. Сквозь дверной проем видна малая гостиная с диванами от Leinis.

На потолке столовой красуется скульптурная люстра работы Эрве ван дер Стратена. Стол из двух видов мрамора (черного и белого) и бронзы создан по дизайну Эрика Шмитта. На стене — картины Валерия Кошлякова, которые он написал специально для этой квартиры. В зеркальной нише — скульптура Жозефа Ривьера L’Homme Au Soleil. Сквозь дверной проем видна малая гостиная с диванами от Leinis.

Естественно, перед тем как расставлять мебель и развешивать картины, Розе-Анне пришлось серьезно поработать с пространством. “Мы передвигали стены, меняли высоту потолков. Тщательно подбирали материалы – например, филиппинский перламутр для отделки стен ванной или серый с голубыми прожилками мрамор, которым выложен ее пол, – рассказывает дизайнер. – Нельзя было упустить ни одной детали, тем более в таком грандиозном интерьере. Чем торжественнее проект, тем внимательнее нужно следить за текстурами и цветом. Все должно служить не только красоте, но и удобству. Яркие краски в интерьере – это очень эффектно, таким приемом соблазняются многие декораторы. Но в спальне их лучше избегать. И подобных тонкостей миллион. В этом смысле я убеждена, что выбор диванных подушек не менее важен, чем глобальные пространственные решения”.

На стенах холла ­симметрично повешены зеркала по дизайну Эрве ван дер Стратена. Ковер на полу сделан по эскизам Розы-Анны де Памплонн.

На стенах холла ­симметрично повешены зеркала по дизайну Эрве ван дер Стратена. Ковер на полу сделан по эскизам Розы-Анны де Памплонн.

Интерьер нельзя создать в одиночку, уверена Роза-Анна: нужно слушать клиентов, творить самой и знать специалистов, которые в состоянии выполнить твои задумки. “Музыку или стихи можно писать одному. Шедевр декора делает надежная команда. Да, это трудно. Но поэтому мне это и нравится!”

Стены спальни обтянуты полосатой кожей, Élitis. Бра, Objet Insolite. Картина на стене — работа Джеймса Нарза.

Стены спальни обтянуты полосатой кожей, Élitis. Бра, Objet Insolite. Картина на стене — работа Джеймса Нарза.

Ванная комната при главной спальне. Борта ванны отделаны черным мрамором. Из ванной есть проход в гардеробную.

Ванная комната при главной спальне. Борта ванны отделаны черным мрамором. Из ванной есть проход в гардеробную.

Спальня хозяйки. В ­изножье кровати на столе по дизайну Жана Руайера — скульптура работы Филиппа Икили.

Спальня хозяйки. В ­изножье кровати на столе по дизайну Жана Руайера — скульптура работы Филиппа Икили.

Стену лестницы, ведущей из холла в главную гостиную, украшает картина швейцарца Филиппа Декроза.

Стену лестницы, ведущей из холла в главную гостиную, украшает картина швейцарца Филиппа Декроза.

Русская хозяйка получила квартиру с видом на Эйфелеву башню в подарок на день рождения.

Русская хозяйка получила квартиру с видом на Эйфелеву башню в подарок на день рождения.

Текст: Сьюзан Оуэнс

Фото: ричард пауэрс
опубликовано в журнале №11 (90) ноябрь 2010

Комментарии