Дом для математика в Торонто

Большую часть своего состояния Джеймс Стюарт заработал на продаже учебников по дифференциальному исчислению – в мире едва ли найдется студент-математик, который по ним не учится. Несколько лет назад на участке близ Торонто Стюарт решил построить себе дом мечты.

Домашний концертный зал. Дубовые пластины, размещенные под разными углами по всему периметру остекления, защищают помещение от солнца.

Домашний концертный зал. Дубовые пластины, размещенные под разными углами по всему периметру остекления, защищают помещение от солнца.

На имеющиеся у него накопления он мог нанять, наверное, любую архитектурную звезду международного масштаба. Но по одному ему известным причинам доверился местной архитектурной студии Shim & Sutcliffe.

Галереи над концертным залом обеспечивают дополнительные зрительские места. И помогают расчленить вертикальный объем комнаты, которая без них казалась бы слишком большой.

Галереи над концертным залом обеспечивают дополнительные зрительские места. И помогают расчленить вертикальный объем комнаты, которая без них казалась бы слишком большой.

Бриджит Шим и Ховард Сатклифф были озадачены, услышав о трепетной любви математика к кривым линиям и его желании отразить ее в постройке. Раньше они проектировали модернистские и разноплановые дома, но о плавных изгибах речи не шло.

Между бетонными опорами, пронизывающими все уровни дома, устроена лестница, а в их толще прячутся коммуникации.

Между бетонными опорами, пронизывающими все уровни дома, устроена лестница, а в их толще прячутся коммуникации.

Поломав головы над нетипичным заказом, они построили здание, в плане напоминающее знак интеграла. Все остались довольны: клиент получил, что хотел, а архитекторы прославились (их проект не похвалил только ленивый). Дом и вправду вышел необычным. С улицы он кажется двухэтажным, но со стороны оврага открывается совсем иная картина.

На нижнем уровне расположен бассейн; оттуда открывается вид на овраг — дом построен на его склоне.

На нижнем уровне расположен бассейн; оттуда открывается вид на овраг — дом построен на его склоне.

Строение на три уровня спускается по крутому склону холма. Нижний этаж ­облицован дубовыми панелями, верхние – стеклянные. От лишней прозрачности спасают деревянные пластины переплетов, напоминающие огромные вертикальные жалюзи.

Фрагмент гостиной. Большая часть мебели в доме спроектирована архитекторами. Кресла по дизайну Ханса<br />
Вегнера, Carl Hansen, — редкое исключение.

Фрагмент гостиной. Большая часть мебели в доме спроектирована архитекторами. Кресла по дизайну Ханса
Вегнера, Carl Hansen, — редкое исключение.

Внутри дома архитекторы поиграли с пространством: жилая зона получилась многоуровневой, с петляющими лестницами, а сквозь все пять этажей проходят три бетонные опоры, в которых спрятаны дымоход, лестничная клетка и шахта лифта.

Белые жалюзи рассеивают свет в коридоре, ведущем в спальни.

Белые жалюзи рассеивают свет в коридоре, ведущем в спальни.

В здании, и так сплошь уникальном, особо выделяется узкая лестница, ведущая в спальни. Архитекторы придумали ее вместе с художницей Мими Геллман. Отлитые вручную кобальтово-синие пластины из стекла держатся на бронзовых скобах, прикрепленных к стальным тросам. Они подсвечиваются сверху и рассеивают свет так, что вся лестница будто мерцает. Это единственное яркое пятно среди господствующих в интерьере натуральных цветов известняка, белого дуба и бетона.

Лестница в спальню хозяина. Ее сделали из синих стеклянных пластин, закрепленных на бронзовых скобах.

Лестница в спальню хозяина. Ее сделали из синих стеклянных пластин, закрепленных на бронзовых скобах.

В юности Стюарт колебался между карьерой виолончелиста и математика. Хотя он и выбрал последнее, в музыке тоже достиг успеха – успел поиграть в симфоническом оркестре. В честь его второй страсти в доме имеется концертный зал с прекрасной акустикой, рассчитанный на сто пятьдесят слушателей.

Кухонный остров выполняет также роль барной стойки.

Кухонный остров выполняет также роль барной стойки.

Несмотря на современный дизайн, здание гармонично вписалось в ландшафт и стало как будто его продолжением. Здесь физика и лирика пошли рука об руку, а законы музыкальной гармонии пришли в согласие с математическими.

Ванная хозяина из белого мрамора с открытым душем и ванной, встроенной в пол.

Ванная хозяина из белого мрамора с открытым душем и ванной, встроенной в пол.

Хозяйская спальня расположена на верхнем этаже. Она залита естественным светом, а из окон видны верхушки деревьев.

Хозяйская спальня расположена на верхнем этаже. Она залита естественным светом, а из окон видны верхушки деревьев.

Текст: Майкл Уэбб

Фото: ричард пауэрс
опубликовано в журнале №4 (105) апрель 2012

Комментарии