Дом-музей Акилле Кастильони

“Начни c эскиза. Руководствуй­ся здравым смыслом. Помни, к чему стремишься”, – говорил Акилле Кастильони. Сейчас листок с этими словами, прикрепленный к пробковой доске в его доме-музее, воспринимается как завещание будущим поколениям дизайнеров. 

Эта фотография Акилле Кастильони была сделана в его квартире в конце 1990-х годов. Несмотря на преклонный возраст, дизайнер продолжал работать и преподавать в Миланском политехническом институте.

Эта фотография Акилле Кастильони была сделана в его квартире в конце 1990-х годов. Несмотря на преклонный возраст, дизайнер продолжал работать и преподавать в Миланском политехническом институте.

Сту­дия, где великий итальянец жил до своей смерти в 2002 году, занимает нижний этаж большого дома на площади Кастелло в центре Милана. Хозяин не входил в эти комнаты уже много лет, но кажется, что он просто отлучился на минутку, чтобы выпить эспрессо в баре на углу.

В этой комнате хранятся предметы, которые Акилле собрал за сорок лет. Справа виден прототип лампы Arco, попавшей в каталог Flos в 1962 году. На стене — постер c фотографией, служившей заставкой сайта Flos несколько лет после смерти дизайнера.

В этой комнате хранятся предметы, которые Акилле собрал за сорок лет. Справа виден прототип лампы Arco, попавшей в каталог Flos в 1962 году. На стене — постер c фотографией, служившей заставкой сайта Flos несколько лет после смерти дизайнера.

 

На столе лежат распечатанные письма, карандаши и круглые очки, на полках – рисунки, фотографии и четыре сотни папок с проектами. Ирма Кастильони, вдова Акилле, проводит нас по комнатам дома-музея: вот тут он чертил, там общался с коллегами и заказчиками, а здесь хранил прототипы своих работ.

На стеллаже в кабинете Кастильони расставлены пронумерованные папки с проектами. Комнату освещают лампы Diabolo, сделанные дизайнером в 1998 году для Flos.

На стеллаже в кабинете Кастильони расставлены пронумерованные папки с проектами. Комнату освещают лампы Diabolo, сделанные дизайнером в 1998 году для Flos.

За почти шестьдесят лет карьеры Кастильони создал около ста пятидесяти предметов. В доме можно увидеть и самые известные его произведения, такие как светильники Arco, Snoopy и Toio, и менее знаменитые. Например, электрический выключатель, разработанный в 1968 году. “Его и сегодня везде продают, хотя нигде не указано, что дизайн придумал Акилле, – говорит Ирма. – Муж очень любил этот выключатель и всегда носил его в кармане. Ему нравился его звук: клик-клак”.

Прототипы люстры Taraxacum для Flos (1960 год), и кресла Babela, которое дизайнер придумал в 1958 году специально для интерьера Торговой палаты в Милане.

Прототипы люстры Taraxacum для Flos (1960 год), и кресла Babela, которое дизайнер придумал в 1958 году специально для интерьера Торговой палаты в Милане.

В 1944 году Кастильони окончил ­Миланский политех, но работу по специальности в послевоенной Италии молодому архитектору найти было нереаль­но. Тогда двадцатишестилетний Акилле присоединился к старшим братьям Ливио и Пьеру Джакомо, занимавшимся промышленным дизайном. В этой сфере дела обстояли куда лучше. Благодаря плану Маршалла мебельный бизнес был на подъеме, а руководили им энтузиасты, которым хотелось экспериментировать не меньше, чем самим дизайнерам.

Постер для факультета архитектуры Миланского политеха.

Постер для факультета архитектуры Миланского политеха.

В 1957 году молодая марка Zanotta предложила Акилле и Пьеру Джакомо (Ливио уже начал сольную карьеру) сделать инсталляцию для выставки “Формы и цвета современного дома”. Оформленная братьями комната выглядела по тем временам совершенно безумно: абстрактное искусство на стенах, подвешенный к потолку телевизор. Но главное, там стояла парочка невероятных стульев: Sella, сделанный из велосипедного седла, и Mezzadro – из сиденья от трактора. Сейчас эти вещи – классика дизайна, хотя прошло немало времени, прежде чем Zanotta отважилась включить их в свой каталог. Стул Mezzadro выпускают с 1971 года, Sella – с 1983‑го. Общественное мнение должно было дорасти до такого дизайна. 

В библиотеке Акилле Кастильони собрано две с лишним тысячи книг. Слева — стулья Sella и Mezzadro (1957 год) и стол Bramante (1950 год) для Zanotta.

В библиотеке Акилле Кастильони собрано две с лишним тысячи книг. Слева — стулья Sella и Mezzadro (1957 год) и стол Bramante (1950 год) для Zanotta.

А в середине 1950-х братья добились лишь того, что на них наклеили ярлык “дадаисты” за внешнее сходство их работ с “реди-мейдами” Марселя Дюшана. Кстати, Пьер Джакомо запуска стульев в производство так и не дождался – он умер в 1968 году, после чего Акилле стал работать в одиночку.

На доске — собственные рисунки дизайнера, газетные вырезки, фотографии, записки друзей, постеры и приглашения.

На доске — собственные рисунки дизайнера, газетные вырезки, фотографии, записки друзей, постеры и приглашения.

Самое удивительное, что, пока братья Кастильони мастерили мебель из запчастей, другие дизайнеры экспериментировали с новыми материалами. В теории это гораздо интереснее. Но у Кастильони был иной взгляд на вещи. “Найдите главный компонент дизайна и отталкивайтесь от него”, – говорил Акилле. Отправной точкой могло стать все что угодно: готовая вещь, какая-то деталь или поведенческий стереотип. Материал при этом особого значения не имел. Зачем изобретать велосипед, если это уже сделал кто-то другой? В случае со стулом Sella поговорку можно воспринимать буквально. Акилле придумал его, чтобы с ­комфортом говорить по телефону. В такие минуты, по словам дизайнера, ему хотелось “сидеть, но не до конца”. Велосипедное седло точ­но отвечало этой задаче – оставалось только снять его с колес.

Шкаф с безымянными мелочами, которые Кастильони использовал как источник вдохновения и как реквизит на занятиях со студентами. Всего здесь 868 предметов.

Шкаф с безымянными мелочами, которые Кастильони использовал как источник вдохновения и как реквизит на занятиях со студентами. Всего здесь 868 предметов.

   

Кастильони видел источники вдохновения во всем. “Он был очень любопытен. Его интересовало все, что касалось повседневной жизни”, – вспоминает Ирма. В кабинете дизайнера есть шкаф, набитый стеклянными бутылками, дверными замками, зубными щетками и тому подобным хламом. Кастильони собирал эту странную коллекцию годами. “Он мог остановить машину посреди улицы, чтобы подобрать молоток, который валялся на тротуаре”, – рассказывает Ирма. А потом долго изучать находку. 

Торшер Toio Акилле Кастильоне придумал для Flos в 1962 году. Основой для него послужила автомобильная фара.

Торшер Toio Акилле Кастильоне придумал для Flos в 1962 году. Основой для него послужила автомобильная фара.

   

“Не выбрасывай это, пусть полежит”, – мог сказать он жене о каком-нибудь старье, найденном на улице или привезенном из поездки. Никому не известная вещь без роду, без племени имела все шансы получить новую жизнь, теперь уже в качестве дизайнерского объекта. К примеру, знаменитая лампа Arco возникла как вариация на тему уличного фонаря, а светильник Toio – это автомобильная фара, приспособленная для использования в быту.

Стул Allunaggio (Zanotta, 1966 год) и стойка с именем дизайнера с выставки A la Castiglioni 1995 года в Барселоне. На полках расставлены папки, в которых хранятся более 6500 негативов.

Стул Allunaggio (Zanotta, 1966 год) и стойка с именем дизайнера с выставки A la Castiglioni 1995 года в Барселоне. На полках расставлены папки, в которых хранятся более 6500 негативов.

Артефакты из шкафа Кастильони знакомы и его ученикам – Акилле преподавал дизайн с 1966 года сначала в Турине, а потом в родном Миланском политехе. “Он приходил на лекцию с огромным черным саквояжем в духе Мэри Поппинс и начинал извлекать из него наглядные пособия: игрушки из пивных банок, которые он купил в Тегеране, очки в безумной оправе, галоши из СССР, старый дуршлаг”, – говорит Паола Антонелли, куратор отдела архитектуры и дизайна нью-йоркского МoMA.

Настольная лампа Snoopy, Flos, 1967 год. Она напоминает профиль песика из комиксов, в честь которого и была названа.

Настольная лампа Snoopy, Flos, 1967 год. Она напоминает профиль песика из комиксов, в честь которого и была названа.

Очевидцами экстравагантных ­лекций были сотни студентов. Сегодня в Италии сложно найти дизайнера, который бы в свое время не учился у него в Миланском политехе. Вот вам и возможный ответ на популярный вопрос: почему в этой стране такой хороший ­дизайн?

Сильно увеличенная лампа Taccia. Выпускаемый с 1958 года маркой Flos светильник вообще-то всего 54 см высотой. Рядом с ней — три кресла по дизайну Гаэтано Пеше, 1960 год, Poltrona Frau.

Сильно увеличенная лампа Taccia. Выпускаемый с 1958 года маркой Flos светильник вообще-то всего 54 см высотой. Рядом с ней — три кресла по дизайну Гаэтано Пеше, 1960 год, Poltrona Frau.

Когда Кастильони умер, на сайте Flos появилась заставка: фотография улыбающегося дизайнера и всего два слова: “Чао, Акилле”. Никаких ­траурных рамок и проявлений скорби. И это была идеальная эпитафия. “В нашей профессии слишком много серьезного, – заявлял Кастильони. – Один из моих секретов заключается в том, что я все время смеюсь”.

Афиша персональной выставки работ дизайнера в нью-йоркском музее MoMA, 1998 год.

Афиша персональной выставки работ дизайнера в нью-йоркском музее MoMA, 1998 год.

  • Кресло Primate для Alessi, 1970 год.
  • Пепельница Spirale для Alessi, 1986 год. Дизайнер, сам заядлый курильщик, сделал держатель для сигарет из обычной пружины.
  • Текст: Энрик Пастор

    Комментарии