Парижская квартира декоратора Жака Гарсиа

Декоратор Жак Гарсия купил квартиру в доме на улице Риволи, построенном Персье и Фонтеном, личными архитекторами императора Наполеона. Это и предопределило выбор стиля — конечно, ампир!

Жаку Гарсии доводилось воссоздавать разные стили. Людовик XIV в его собственном замке в Нормандии, “прекрасная эпоха” в парижском отеле Costes, арабская роскошь из сказок “Тысяча и одна ночь” в отеле La Mammounia в Марракеше – в путешествие по времени Гарсию заставляет отправиться место, с которым он работает. Покупка квартиры в доме на улице Риволи с аркадами и видом на сад Тюильри впервые в жизни привела декоратора к стилю ампир.

Дом был построен уже после смерти Наполеона, но его проект разработали Персье и Фонтен, личные архитекторы императора и основоположники стиля. Этот факт Гарсия никак не мог игнорировать. К тому же, по признанию декоратора, ему всегда не давала покоя фраза Пруста, вложенная писателем в уста принцессы де Лом: “Можете себе представить: вся мебель у них в стиле ампир! Я же не говорю, что у всех непременно должны быть красивые вещи, но это не значит, что нужно держать в доме всякую дрянь. Как хотите, но я не знаю ничего более пошлого, более мещанского, чем этот ужасный стиль, чем эти комоды с лебедями, как на ваннах” (“По направлению к Свану”, перевод Н. М. Любимова). Бросив мысленный вызов Прусту и всем противникам стиля, Жак Гарсия взялся доказать, что ампир имел право на существование не только во времена Наполеона, но не потерял его и сейчас.

За сто семьдесят лет квартира пережила немало владельцев и ремонтов, от оригинала сохранился лишь расписной потолок в столовой. Однако представить, как выглядел интерьер во всей его ампирной роскоши, было совсем не сложно. В 1812 году архитекторы Персье и Фонтен выпустили “Собрание эскизов для украшения интерьера и всех видов обстановки”, подробнейшую энциклопедию стиля ампир. Вооружившись этим пособием для декораторов эпохи Наполеона, Жак Гарсия принялся за воссоздание исчезнувшего интерьера воображаемого аристократа.

Многое пришлось создавать с нуля: карнизы и колонны, кессонные потолки и роспись-обманку на стенах, позолоченные двери и портьеры из шелкового муслина. Но там, где было возможно, декоратор использовал подлинные вещи и материалы начала XIX века. Для пола в прихожей Гарсия нашел старинную мраморную плитку, для гостиной – мозаичный паркет и камин из зеленого мрамора. Коллекция мебели и предметов интерьера, собранных в квартире, уникальна. Бронзовые люстры Пьер-Филиппа Томира, мягкая мебель Жакоба-Демальте, картины Делакруа и Жироде-Триозона, а также множество вещей и произведений искусства авторов с менее громкими именами. По моде тех лет творения французских мастеров сочетаются с античными, теми, что их вдохновляли. Внушительная коллекция греческой скульптуры и посуды небрежно выставлена в коридоре, “поддельные” статуи эпохи ампира заняли почетные места на колоннах, расставленных по всем комнатам.

Однако музеем эта квартира может показаться только на первый взгляд. Декоратор хоть и имел в виду воображаемого аристократа, но интерьер делал для себя. Кухня оборудована техникой, которая и не снилась современникам Наполеона, в ванной за панно с гризайлью прячется современная гардеробная со стеклянными шкафами, в спальне зеркало нажатием кнопки на пульте превращается в телевизор. Это не говоря о множестве фотографий и произведений современного искусства, прячущихся среди портретов начала XIX века. 

О собственных вкусах и комфорте Гарсия забывать явно не собирался. Да и квартиру он купил не ради ампира, а потому что она находится в одном доме с его агентством. И пройти туда можно буквально через балкон. “Я не ставил перед собой задачи сделать историческую реконструкцию, – признается декоратор. – Я хотел, чтобы дом выглядел так, как если бы в нем сменилось несколько поколений со времен Наполеона и каждое привносило свои вещи и свое искусство – от мебели Жакоба-Демальте до картин Ива Кляйна”. Принцесса де Лом наверняка оценила бы такой подход. 


Текст: Филипп Селье

читайте также

Комментарии