Студенческая квартира в Париже, 25 м²

Французский декоратор Марианна Эванну любит маленькие квартиры. “Многие думают, что с ними ничего особенного не сделаешь. Я не согласна!” – говорит она. Ее сын Робин, владелец оформленной Марианной квартиры площадью двадцать пять квадратных метров, готов подтвердить слова матери.

Гостиная. Банкетка сделана из старого матраса и может превращаться в спальное место. Чемоданы, служащие журнальным столиком, куплены в парижском винтажном магазине Merci. Этнический ковер из Северной Африки. Волчья маска сделана из папье-маше. Зеркало XIX века когда-то висело в парижской квартире родителей Робина. Светильник из магазина винтажной мебели Le Nouveaux Brocanteurs.

Гостиная. Банкетка сделана из старого матраса и может превращаться в спальное место. Чемоданы, служащие журнальным столиком, куплены в парижском винтажном магазине Merci. Этнический ковер из Северной Африки. Волчья маска сделана из папье-маше. Зеркало XIX века когда-то висело в парижской квартире родителей Робина. Светильник из магазина винтажной мебели Le Nouveaux Brocanteurs.

Квартира, расположенная в тупичке неподалеку от Музея романтической жизни в Девятом округе Парижа, понравилась Марианне и ее мужу, художнику Франку Эванну, еще... до осмотра. “Место было такое чудесное – словно из романа Колетт”, – вспоминает Марианна.

Хозяин квартиры студент Робин Эванну за своим рабочим столом.

Хозяин квартиры студент Робин Эванну за своим рабочим столом.

Позже, впрочем, у нее возникли сомнения, уж больно облезлой и плохо спланированной оказалась квартирка. Франк, однако, настоял на покупке, и Марианна с жаром взялась за дело: “Люблю работать на себя или семью – клиенты не дышат в затылок, можно сделать то, что я хочу”. В данном случае, конечно, еще и то, что хотел Робин – студент-компьютерщик. 

Кухня. Столешница сделана из зимбабвийского камня. Шкафы из МДФ.

Кухня. Столешница сделана из зимбабвийского камня. Шкафы из МДФ.

“Я знал, чего НЕ хочу – кучи антиквариата, как в квартире моего старшего брата, – смеется он. – Мне нужно было что‑то попроще и поиндустриальнее”. В этом стремлении мать его поддержала. “Я всегда борюсь со скукой в интерьере с помощью штуковин из необработанной стали”, – говорит она. В данном случае Марианна внедрила в интерьер старую печку-буржуйку и промышленные переплеты.

В центре жилого пространства выстроен куб — блок, скрывающий кухню. Проемы в его стенах обеспечивают доступ дневного света. Один из них — барная стойка, возле нее барные стулья, Tolix. На дальнем плане — рабочее место и спальная зона.

В центре жилого пространства выстроен куб — блок, скрывающий кухню. Проемы в его стенах обеспечивают доступ дневного света. Один из них — барная стойка, возле нее барные стулья, Tolix. На дальнем плане — рабочее место и спальная зона.

Но перед тем как заняться дизайном, следовало придумать планировку. Марианна настояла на том, чтобы выкроить небольшую прихожую. “Это жизненно необходимо: в маленькой квартире нужен барьер между улицей и жилой зоной”. 

Прихожая (снимок сделан из ванной). Дверь ведет в гостиную. Светильник по дизайну Марианны Эванну. Табуретка обтянута килимом. На полу — цементная плитка, Carocim.

Прихожая (снимок сделан из ванной). Дверь ведет в гостиную. Светильник по дизайну Марианны Эванну. Табуретка обтянута килимом. На полу — цементная плитка, Carocim.

В центр она поместила куб с кухней. “Он зонирует пространство – еще одна вещь, без которой в маленькой квартире никак. По одну сторону располагается гостиная, по другую – рабочий стол и диван-кровать”. Стены кухонного блока пронизывают большие окна, так что туда проникает достаточно естественного света.

Спальня. Над кроватью на стене — рисунки тушью, выполненные отцом хозяина квартиры, художником Франком Эванну. Светильник из магазина винтажной мебели Le Nouveaux Brocanteurs.

Спальня. Над кроватью на стене — рисунки тушью, выполненные отцом хозяина квартиры, художником Франком Эванну. Светильник из магазина винтажной мебели Le Nouveaux Brocanteurs.

В оформлении квартиры много хитростей, которые делают ее по-настоящему удобной. Банкетка в гостиной выполнена из детского матраса Робина – при необходимости она превращается в гостевое спальное место. На миниатюрных стульях можно сидеть. Два старых чемодана перед диваном – не просто оригинальный журнальный столик: это настоящие чемоданы, в них хранятся разные вещи. 

Фрагмент рабочего стола Робина. Рисунок по мотивам татуировок — его работа.

Фрагмент рабочего стола Робина. Рисунок по мотивам татуировок — его работа.

В квартире вообще много всяких коробок. “Вместо того чтобы ставить один стеллаж, куда бы Робин всё свалил одной кучей, я разместила много разных мест хранения. Я стремилась его как-то “организовать” – Робин с детства неряшлив, “убраться” на его языке значит “всё запихать под кровать”, – рассказывает заботливая мать. Кроме того, она выбрала вещи прочные и долговечные: “Молодой мужчина – настоящий терминатор, всё разрушает. Именно поэтому я на кухне сделала столешницу из зимбабвийского камня. У его брата в квартире такая уже много лет, и на ней ни пятнышка!”

Фрагмент кухни. Рыбы из папье-маше — подарок кого-то из друзей Робина. Кувшин, The Conran Shop.

Фрагмент кухни. Рыбы из папье-маше — подарок кого-то из друзей Робина. Кувшин, The Conran Shop.

А что же Робин? Робин придал квартире обжитой вид, насытив ее художественными работами отца. “Где бы мы ни жили, вокруг всегда были папины рисунки или скульптуры. И у меня их множество – над кроватью, на рабочем столе. Благодаря им я и чувствую себя как дома”. Повезло парню с родителями.

Фрагмент гостиной. Антикварная буржуйка, Godin, и китайский антикварный миниатюрный стул, найденный в Брюсселе.

Фрагмент гостиной. Антикварная буржуйка, Godin, и китайский антикварный миниатюрный стул, найденный в Брюсселе.

Текст: Иан Филлипс

Фото: Stephan Julliard/Tripod agency
опубликовано в журнале №2 (114) ФЕВРАЛЬ 2013

Комментарии