Замок с привидением в Англии

Поместье Садли обладает всем, что должен иметь порядочный английский замок: древней историей, аутен­тичным интерьером, огромным регулярным парком и даже привидением. И всё благодаря женщинам.

Замок Садли и часовня Девы Марии свой нынешний вид приобрели после реконструкции в середине XIX века. На переднем плане — один из садов имения, Королевский, с декоративной тисовой изгородью.

Замок Садли и часовня Девы Марии свой нынешний вид приобрели после реконструкции в середине XIX века. На переднем плане — один из садов имения, Королевский, с декоративной тисовой изгородью.

Имение Садли кажется райским местечком: живописная природа Котсуолдских холмов, образцовый английский парк, замок в прекрасном состоянии. Своим процветанием поместье обязано семье известных британских буржуа Дент-Броклхёрст, которая владеет замком с середины XIX века. 

Инсталляция художницы Лауры Элен Бекон Form of intrigue, сплетенная из веток ясеня, украшает руины одной из частей замка

Инсталляция художницы Лауры Элен Бекон Form of intrigue, сплетенная из веток ясеня, украшает руины одной из частей замка

Построенный в 1442 году, после Английской буржуазной революции Садли оказался заброшенным почти на двести лет и достался новым хозяевам в руинах. В течение нескольких десятилетий после покупки Дент-Броклхёрсты восстанавливали здания и сады. Ренессансный замок обзавелся викторианским интерьером, центральным водоснабжением и отличной коллекцией мебели и картин, купленных на “великой распродаже” 1842 года из замка Строберри-Хилл. 

Каменная гостиная, часть квартиры леди Эшкомб. Свое название она получила после того, как Элизабет и Марк сняли со стен деревянные панели. Над консолью с мраморной столешницей — портрет графинь Карлайл и Лестер кисти Ван Дейка

Каменная гостиная, часть квартиры леди Эшкомб. Свое название она получила после того, как Элизабет и Марк сняли со стен деревянные панели. Над консолью с мраморной столешницей — портрет графинь Карлайл и Лестер кисти Ван Дейка

Второй период реставрации пришелся на 1970-е, когда в Садли переехал Марк Дент-Броклхёрст со своей женой Элизабет Эшкомб. Супруги пришли к выводу, что не могут себе позволить содержать такое огромное имение, и решили открыть его для публики. Тяготы ремонта (а также выплаты долгов и воспитания детей) выпали на долю Элизабет, так как ее муж скончался от сердечного приступа через несколько месяцев после переезда.

Фрагмент бильярдной. Стены покрыты резными панелями в стиле Тюдоров, зеркало над камином гораздо более позднее, эпохи ампира. Пуф обтянут куском иранского ковра.

Фрагмент бильярдной. Стены покрыты резными панелями в стиле Тюдоров, зеркало над камином гораздо более позднее, эпохи ампира. Пуф обтянут куском иранского ковра.

 Леди Эшкомб и сейчас является неофициальной главой большой семьи, живущей в замке. Она повторила судьбу Эммы Дент, строгой викторианской дамы, которая в конце XIX века смогла не только закончить реставрацию Садли после смерти мужа, но и сделать много полезного для соседнего города Уинчкомб.

Одна из столовых в ходе последней реконструкции была превращена в кабинет, сов­мещенный с бильярдной.

Одна из столовых в ходе последней реконструкции была превращена в кабинет, сов­мещенный с бильярдной.

Существующий интерьер – смесь вкусов двух этих дам. Обе собирали текстиль: объединенная коллекция так велика, что для ее демонстрации устраивают выставки. 

Спальня Чандос, названная в честь лордов Чандосов, владевших замком в XVI–XVII веках. Кровать Карла I с вышитым шерстью покрывалом времен короля Якова I из коллекции текстиля Эммы Дент.

Спальня Чандос, названная в честь лордов Чандосов, владевших замком в XVI–XVII веках. Кровать Карла I с вышитым шерстью покрывалом времен короля Якова I из коллекции текстиля Эммы Дент.

Культурная жизнь в Садли вообще весьма активная. Хозяева решили, что только пускать посетителей и сдавать в аренду замок будет скучно, и постоянно что-то устраивают. Молли, дочь леди Элизабет и известный арт-дилер, привлекает современных художников. Инсталляция художницы Лауры Элен Бекон Form of intrigue, сплетенная из веток ясеня, украшает руины одной из частей замка.

Фрагмент Кожаной спальни, названной так потому, что ее стены и потолок обтянуты кожей

Фрагмент Кожаной спальни, названной так потому, что ее стены и потолок обтянуты кожей

На этот год запланировано много событий в честь пятисотлетия Екатерины Парр, последней жены Генриха VIII, после смерти короля вышедшей замуж за сэра Томаса Сеймура, тогдашнего владельца Садли. Ее похоронили в замковой часовне, но так как могила несколько раз открывалась, душа ее никак не может успокоиться. Возможно, гостям поместья повезет увидеть призрак Екатерины: местные жители уверяют, что часто видят его возле замка.

Библиотека, хранящая две тысячи книг. Шкатулка Карла I (на столе) осталась в замке с тех пор, как король останавливался в нем со своими войсками во время гражданской войны.

Библиотека, хранящая две тысячи книг. Шкатулка Карла I (на столе) осталась в замке с тех пор, как король останавливался в нем со своими войсками во время гражданской войны.

На ­стене — портрет Екатерины Парр, вдовы Генриха VIII и жены Томаса ­Сеймура, одного из прошлых хозяев замка.

На ­стене — портрет Екатерины Парр, вдовы Генриха VIII и жены Томаса ­Сеймура, одного из прошлых хозяев замка.

Текст: Аннабел Фрайберг

Фото: Марк Ласкомб-Уайт
опубликовано в журнале №9 (110) сентябрь 2012

Комментарии