Лофт в Санкт-Петербурге

Архитектор Екатерина Соколова превратила типичную питер­скую коммуналку в европейского вида квартиру с белыми кирпичными стенами, открытой планировкой и современной мебелью. Пусть и не настоящий лофт, зато как похоже.

Лофт в Санкт-Петербурге

Лофтом квартиру в доме № 2 по Большой Конюшенной назвать никак нельзя – это не бывшее фабричное помещение и не чердачный этаж. Однако именно о нем я подумала, переступив порог. Открытое пространство, кирпичная кладка, сводчатые перекрытия, ряд окон почти в пол. Когда я рассказала о своих ассоциациях автору проекта Екатерине Соколовой, она согласилась: “Вообще-то я и сама называю эту квартиру лофтом”. 

Лофт в Санкт-Петербурге

В принципе, на это есть некоторые основания. В своей последней ипостаси дом был жилым, но, если копнуть поглубже в историю, у него обнаружится довольно оригинальное происхождение. Улицы Конюшенные, Малая и Большая, появились в 1730-е годы, вскорости после строительства придворных конюшен. 

Лофт в Санкт-Петербурге

Здесь находились амбары, кузницы, жилища конюхов и прочие сопутствующие сооружения. В течение XIX века деревянные постройки заменили на каменные, а потом объединили ближайшие к конюшням здания в одно, превратив в жилой корпус Придворно-конюшенного ведомства. Он получился удивительно длинным – в пятьдесят пять окон по фасаду, эквивалент семи домов на противоположной стороне. Окончательный вид дом № 2 приобрел в 1900 году, когда его надстроили до четырех этажей. После революции название улицы сменили на Желябова, а квартиры конюхов стали коммуналками.

Лофт в Санкт-Петербурге

Не удивительно, что Катя Соколова хорошо знает историю корпуса: “Галерея дизайна/bulthaup”, где она руководит архитектурным отделом, занимает почти полностью цокольный этаж дома № 2. Поэтому, когда ей довелось оформлять квартиру на третьем этаже, идея пришла сразу. “Всё выглядело ужасно, – вспоминает Катя, – типичная запущенная коммуналка. Но она была большой – потолки почти четыре метра – и с тремя чудесными печками позапрошлого века. И несмотря на перегородки и плохое состояние, я увидела здесь пустое светлое пространство с большими окнами”. 

Лофт в Санкт-Петербурге

Изменить планировку оказалось легко – в квартире нет несущих стен, только две колонны с дымоходами. На двухстах метрах удалось сделать три комнаты и большую восьмидесятиметровую гостиную, совмещенную с кухней. 

Лофт в Санкт-Петербурге

Очистить стены и потолок до кирпича, покрасить в белый цвет, постелить широкие деревянные доски на пол – и вот уже получился лофт, светлый и даже уютный. Особенно архитектор гордится окнами. Изменить их размер было невозможно – они выходят на фасад исторического здания. Катя пошла на хитрость, разобрав кирпич под окнами с внутренней стороны. 

Лофт в Санкт-Петербурге

С улицы ничего не видно, а в квартире создается впечатление, что это не окна, а арки. Окна, выходящие во двор, были заменены на французские, в пол. В итоге квартира получилась очень светлой, а это в северных странах, как известно, самое главное.

Лофт в Санкт-Петербурге

Что касается мебели, то у Кати тоже было готовое решение: “Я очень люблю этот европейский подход, когда старое мешается с новым, и всегда стараюсь его применять. Поэтому мебель мне захотелось сюда поставить современную, но не кричаще-оригинальную, а спокойную, в нейтральной гамме”. 

Лофт в Санкт-Петербурге

Ходить за мебелью далеко не пришлось, всё нужное нашли на первом этаже, в “Галерее дизайна/bulthaup”. Подбором вещей занимался дизайнер Владимир Фефелов. Так называемая современная классика шоколадно-бежевых тонов и правда отлично вписалась в интерьер. 

Лофт в Санкт-Петербурге

А чтобы не было слишком пресно, в качестве перчинки возникли смелые и ироничные аксессуары молодых дизайнеров. Но и они ведут себя смирно, не нарушая цельности картины. Это один из трех столпов декора, на взгляд Соколовой: деликатность, цельность, вневременность. Такие правила везде будут к месту, хоть в лофте, хоть в старой питерской квартире.

Лофт в Санкт-Петербурге

Текст: Юлия Пешкова

Комментарии