В гостях у адвоката Александра Добровинского

С порога Добровинский спрашивает: “А вы задумывались когда-нибудь, что в Советском Союзе было очень много коммерческой рекламы?” И тут же демонстрирует один из самых ярких примеров и заодно свое последнее аукционное приобретение – рекламный плакат Моссельпрома авторства Александра Родченко и Владимира Маяковского. 

В руках у Александра Добровинского афиша к фильму “Процесс о трех миллионах”, художники Владимир и Георгий Стенберги, 1926

“Это классика, – говорит Добровинский. – Москву 1920-х невозможно представить себе без этих острых выкриков в духе “Все специи какие надо/От горчицы до маринада” с рублеными шрифтами и броскими цветами”. Но началась история его коллекции совсем не с агиток советской торговли. 

Реклама Моссельпрома, художник Александр Родченко, текст Владимира Маяковского, 1923

Сначала Добровинский купился на французское ар-деко. Первым его приобретением стал плакат “Нормандия”, созданный Адольфом Муроном Кассандром для Трансатлантической компании в 1938 году. Он является не только классикой графического дизайна межвоенной эпохи, но и одной из самых вожделенных находок для любителей жанра. Если в середине 1990-х “Нормандию” можно было приобрести за $7000–9000, то сейчас ее цена доходит до $150 000. “Я, как новичок в этом виде коллекционирования, сперва опешил перед ценами – за такие деньги можно купить передвижника третьей руки, а тут тиражный продукт! – рассказывает Добровинский. – Но по зрелому размышлению понял, что не такой уж он и тиражный. Сами подумайте, выпускалось таких плакатов максимум две тысячи экземпляров, львиная доля их развешивалась на улице, а значит, пропадала, и остается не больше тридцати нетронутых штук – ими-то и оперируют современные аукционы”. 

Постер “Нормандия”, художник Адольф Мурон Кассандр, 1938

По словам швейцарского эксперта по винтажному плакату Гвидо Тена, именно дорогие постеры являются самым выгодным вложением капитала – стабильный рост цен на литографии хорошей сохранности гарантирован на ближайшие десять лет. Впрочем, один легендарный постер Добровинский всё же упустил из-за его крайне убедительной цены. “Это была афиша “Броненосца “Потемкин” Эйзенштейна. Молоток опустился на £220 000, плюс аукционный взнос, сумма оказалась совсем уж фантастическая. Впрочем, я думаю, что когда он попадется мне в следующий раз, и она меня не остановит”. 

Плакат “На берегах  Ровуми”, художник Йозеф Кузовски, 1928

На вопрос, почему он в качестве главного предмета собирательства выбрал западные рекламные плакаты и советские афиши, Добровинский отвечает: “Они выполняют разные задачи. Изящные виньетки о поло на снегу в Санкт-Морице или гольф-турнире в Монте-Карло удовлетворяют мою тягу к красивой жизни. 

Постер L’Hiver à Monte-Carlo, художник Жан-Габриэль Домерг, 1937

Ведь никто и никогда не умел так радоваться своему богатству, свободе и беззаботности, как европейская буржуазия в период между двумя великими войнами. 

Постер Les Sports d’Hiver à St.Pierre de Chartreuse, художник Роже Бродер, 1930

А советские афиши – это свидетельства совершенно другого взгляда на мир: новаторского, смелого, иногда забывающего о законах гармонии, но зато бьющего точно в цель”. 

Афиша фильма “Катастрофа”, авторы Владимир и Георгий Стенберги

Добровинский уверен, что искусство плаката может рассказать об эпохе больше, чем какой-либо другой вид ее визуального самовыражения.

Афиша фильма “Человек с киноаппаратом”, авторы Владимир и Георгий Стенберги. Москва, 1929

 “В нем всё предельно сконцентрировано, ведь плакат предполагает мгновенное считывание информации, использует минимальное количество выразительных средств и при этом обязан оставаться злободневным, отвечающим современным вкусам”. 

Постер Cote d’Azur, художник Жан-Габриэль Домерг, около 1930

Поэтому своей коллекции Добровинский готовит большое будущее. Она станет частью музея режиссера Григория Александрова и актрисы Любови Орловой, который он планирует открыть на их бывшей даче во Внуково. Этот легендарный, но совершенно изуродованный позднейшими перестройками дом он купил несколько лет назад вместе с архивом семьи и теперь занимается его научной реставрацией. “Эта пара была воплощением времени – красивые, богатые и свободные, они жили так, будто в стране не лютует Сталин, миллионы не голодают под продразверсткой, а призрак войны не маячит на горизонте. Мои плакаты станут идеальным дополнением к восстановленным интерьерам их любимого дома. Александров, кстати, скопировал его с голливудского особняка Чарли Чаплина”. 

Пока плакаты не переехали в дом Александрова–Орловой, Добровинский украшает ими свой офис

Много ли в России энтузиастов-коллекционеров плакатов? “Практически никого. Есть еще один человек, он собирает советский агитационный плакат (который на Западе, кстати, ценится куда больше, чем кино), но мы с ним орудуем на разных полях. Меня всегда мало интересовала политика в жизни, и она мало занимает меня в искусстве. Куда любопытнее наблюдать, как тем же ярким языком нам рассказывают о красивых женщинах или даже отличных специях в Моссельпроме”. 

Афиша фильма “Дочки-матери”, художник Юрий Пименов, 1974

Беседовала Анастасия Углик

Фото: ДМИТРИЙ ИСХАКОВ; ADVERTISING ARCHIVES, CHRISTIE’S IMAGES LTD. 2013, АНДРЕЙ КУЗНЕЦОВ

читайте также

Комментарии