Дом в Лондоне

Архитектор Андрей Салтыков признается, что поначалу дом строить не собирался: “Но мы с женой так долго искали подходящее жилье, нам ничего не нравилось, – вспоминает он. – Нам всё хотелось найти что-то похожее на нашу квартиру в Вашингтоне. Вот и пришлось браться за дело самому”. Воссоздавать “американскую” атмосферу Андрею помогал его коллега Том Лейси. Познакомились они во время работы над проектом мадридского аэропорта Барахас. “В те времена в бюро Richard Rogers Partnership мы проводили бок о бок больше ста часов в неделю. Поэтому и подружились”, – говорит Том. Однако по окончании работы судьба их разбросала: Лейси уехал вслед за женой в Италию, а Салтыков перебрался в Вашингтон.

Дом в Лондоне

Воссоединились старые товарищи только в Англии. К тому моменту Андрей и его беременная жена Сиван Джонс присмотрели на южной окраине Лондона участок земли под строительство. По соседству был разбит парк и стояли индустриальные здания. Поэтому дом решили поставить так, чтобы глухой стеной он смотрел на промзону, а высокими, почти трехметровыми окнами – в сторону деревьев.

Дом в Лондоне

Сиван была настроена оптимистично: думала, что новоселье можно будет справлять уже через год. Однако строительство затянулось на пять лет, и не последнюю роль в увеличении сроков сыграл кризис 2008 года. Кроме того, Салтыков всегда хотел попробовать сделать несущие конструкции из дерева, без использования стали и бетона. Что, конечно, не облегчало работу. Зато за экологичность этому дому можно ставить твердую пятерку. Подогреваемые полы из практичного бамбука, в стенах в качестве изоляции используются старые газеты, а фасад обшит высокопрочными ламинированными панелями Trespa, которым нипочем любая непогода.

Дом в Лондоне

Сиван заказала мужу интерьер с открытой планировкой и обилием солнечного света. Дом расположился на склоне холма, так что главный вход ведет сразу на второй уровень, который отдан под общественную зону: кухню, столовую и гостиную. У попадающих сюда захватывает дух от панорамы за окном и создается впечатление, что пространство будто парит над верхушками деревьев. “Я вырос в типовом панельном доме в Подмосковье, – вспоминает Андрей, – но из окон моей спальни открывался хороший вид. С тех пор я люблю, чтобы обзору ничего не мешало”.

Дом в Лондоне

Нижний уровень наполовину утоплен в землю. Там три комнаты: одна для гостей и две для дочерей Андрея и Сиван – Джины и Инессы. В комнате старшей, Джины, окно находится под потолком, и, чтобы добраться до него, приходится взбираться на стремянку. Родители обосновались под самой крышей. Там же было выкроено рабочее местечко для Андрея и Тома. Этот дом стал началом их совместной практики. Сейчас у них есть офис в городе, но оба признаются, что скучают по тишине и видам, которыми наслаждались здесь.

Дом в Лондоне

Семейный быт супругов напоминает и об их перемещениях по миру, и о происхождении. Так, телевизор 1970-х годов, похожий на шлем космонавта, – из детской комнаты Сиван. Панно, висящее на кухне, было куплено ее родителями еще в Канаде. Желтый CD-проигрыватель Sony и кубик Рубика – наследство Андрея. Кстати, он внучатый племянник Натальи Бонк, автора учебников по английской грамматике. Не известно, повлияли ли родственные связи на его желание изучать английский, но, как видно, в жизни он ему не раз пригодился!

Полка “Аляска” сделана по эскизам хозяина дома  (он как раз в ванне).

Полка “Аляска” сделана по эскизам хозяина дома  (он как раз в ванне).

Текст: Филлис Ричардсон


Фото: Уильям Прайс
опубликовано в журнале №4 (116) АПРЕЛЬ 2013

Комментарии