Городской особняк XIX века в Нормандии

Французский декоратор Дидье Раб стал известен в 1980‑х, когда открыл свой антикварный магазин на улице Риволи, в аркаде Les Antiquaires du Louvre. Магазин был маленький, но его презентация произвела фурор: обманутые эффектом открытого огня, который Раб создал в одном из антикварных каминов, на вечеринку приехали пожарные. 

“Шинуазри” на стенах хозяйской спальни — живопись-обманка и конструкция из садовых деревянных реек.

Затем последовали инсталляции менее пугающие, но столь же впечатляющие. Про Дидье говорили, что в его магазине все обман, кроме собственно антиквариата. Но делать невероятные витрины ему было явно интереснее, чем продавать мебель. 

Постаменты под вазами — гипсовые и сделаны по за­казу Дидье Раба.

Первым масштабным интерьерным проектом Дидье стала его галерея, разместившаяся в бывшем офисе модельера Мадлен Вьонне. Анфилада, стилизованная под интерьеры Павловска, обошла дизайнерские журналы. Клиенты выстроились в очередь – среди них был, например, певец Джонни Холлидей.

Кухня тщательно  сти­лизована под сохра­нившийся  интерьер XIX века.

В интерьерах, которые Дидье делал для семьи – жены Анник и их пятерых детей, – декоратор был верен себе. Сначала они жили в Шантийи – в шато с ванной-перголой и спальней “шинуазри”. 

Картина на стене и архитектурные макеты на столике стилизованы под  XVIII век.

Теперь, когда дети выросли, Дидье и Анник нашли дом “поскромнее” – городской особняк XIX века в Нормандии. Скромным дом оставался недолго: Дидье придал ему торжественности, пристроив портик а-ля XVIII век. И “посадил” вокруг сад из пластиковых деревьев и кустов.

Все самое интересное, конечно, внутри. Главная комната – столовая, оформленная как китайский “фарфоровый кабинет”, типичный для дворцов рококо. Только у Дидье вместо сине-белой делфтской плитки стены обтянуты тканью. Фарфоровая люстра – не подлинник XVIII века, а копия, и “антикварные” китайские вазы куплены в сувенирной лавке.

Дидье работает как сценограф: декор кажется подлинным благодаря эффектным, узнаваемым деталям. И уже все равно, что “старинные” вазы сделаны не из фарфора, а из пластмассы, что на стенах гостиной висят копии пейзажей XVIII века. Что “бесценный” полосатый шелк, которым эти стены обтянуты, стоит три евро за метр.

Дом Раба производит сногсшибательное впечатление именно потому, что это огромная и увлекательная обманка, а не скучный склад антиквариата. “Люди видят то, что хотят видеть”, – усмехается Дидье. Он прав. Как и тот китайский философ, который сказал, что “красота – в глазах смотрящего”.

На стенах лестничного холла — не настоящий мрамор, а расписная штукатурка.

Текст: Барбара Стоэлти

Фото: Рене Стоэлти
опубликовано в журнале №12 (47) декабрь-январь 2006/2007

читайте также

Комментарии