Дом итальянского художника Альдо Роты

Вилла Альдо Роты стоит в центре одного из окружающих Милан старинных городков. Всё вокруг дышит историей – соседний дом построил титан эпохи Возрождения Донато Браманте. Вилла Альдо скромнее, но такая же древняя – в комплексе построек, включающем главное здание, конюшни и прочие службы, есть сооружения, датируемые XV веком. 

Художник Альдо Рота за работой в своей студии.

Художник Альдо Рота за работой в своей студии.

Вообще-то это семейный дом, им владели еще предки художника, но никто не жил тут десятилетиями. Принимая решение вселиться в родовое гнездо (произошло это в 2004 году), Рота понимал, что ему предстоит непочатый край ремонтно-строительных работ. 

Вестибюль виллы украшает картина Роты из серии “Крокодилы”. Эта рептилия — любимое животное художника. На столе — скульптура Джорджо Форментона.

Вестибюль виллы украшает картина Роты из серии “Крокодилы”. Эта рептилия — любимое животное художника. На столе — скульптура Джорджо Форментона.

Состояние некоторых помещений художник описывает как “трагическое”. Заручившись поддержкой архитектора Тицианы Кастерини, он, однако, принялся за дело – и сумел сделать большую часть виллы жилой всего-то за полгода.

Лестница ведет на второй этаж виллы, где ремонт еще не закончен. Красная картина — работа Альдо Роты. “Дорожный знак” на полу — картина Маттиа Паганелли.

Лестница ведет на второй этаж виллы, где ремонт еще не закончен. Красная картина — работа Альдо Роты. “Дорожный знак” на полу — картина Маттиа Паганелли.

Подобная скорость возможна, только если относиться к делу с неуемной энергией и страстью. Этих качеств Альдо Роте не занимать – ему за шестьдесят, но он буквально искрит харизмой. Рота обнаружил в себе талант живописца поздно, в сорок лет, до того он занимался, как ни странно, разведением собак. Известность пришла к нему только в 1990-е. Зато оказалась широка: выставки Роты проходили по всему миру – от России до Лондона. Его живопись часто (и справедливо) сравнивают с работами Джексона Поллока – это то, что называется “живопись действия”.

Студия Альдо Роты находится в бывшей конюшне. На холстах — свежие работы художника, у него сейчас черно-белый период.

Студия Альдо Роты находится в бывшей конюшне. На холстах — свежие работы художника, у него сейчас черно-белый период.

Проще говоря, в процессе создания картины художник много и активно бегает вокруг холста. “Я всё время занят, и это именно тяжелый физический труд, – подтверждает Рота. – Поэтому мне нужно иметь место, где я могу полностью расслабиться”. Таким местом и стала его вилла. 

Стеллаж по дизайну Марко ­Горини. Диваны и кресло, Cassina. Оттоманка и журнальный столик, De Padova. На стене — картина Роты Sign 30.

Стеллаж по дизайну Марко ­Горини. Диваны и кресло, Cassina. Оттоманка и журнальный столик, De Padova. На стене — картина Роты Sign 30.

Она четко поделена на две половины – рабочую и жилую, которые не пересекаются пространственно: мастерская Роты разместилась в бывших конюшнях, а живет он в главном доме. Пока, правда, освоен только первый этаж, второй, со множеством гостевых спален, еще в процессе реставрации.

Дверной проем, ведущий из гостиной в направлении спальни хозяина. Картина над камином — Sign 39, на стене слева — Sign 36.

Дверной проем, ведущий из гостиной в направлении спальни хозяина. Картина над камином — Sign 39, на стене слева — Sign 36.

Виллу свою Рота и в самом деле реставрирует – ничего не меняет структурно, старается сохранить или восстановить максимум классических деталей вроде карнизов, каминов и дверей. Можно сказать, что Рота вернул к жизни дом, едва не ставший руиной. Единственное полностью модернизированное помещение – кухня, куда Рота установил ультрадизайнерскую модель от Strato

Кухня, Strato; светильник, De Padova. В центре комнаты — Эмма, лабрадор хозяина дома.

Кухня, Strato; светильник, De Padova. В центре комнаты — Эмма, лабрадор хозяина дома.

Остальные комнаты традиционно-итальянские: резные филенки, плитка на полу, оштукатуренные стены. Зато висит на стенах радикальная живопись хозяина, а на полу стоят образчики современного итальянского дизайна. Дизайнерские предметы гармонично сочетаются с древними стенами – может, потому, что у них ДНК одинаковая, итальянская?

Камин сохранился с XVI ве­ка. Кровать и пуф, De Padova; диван Nest, дизайнер Пьеро Лиссони, Cassina; торшер Arco, дизайнер Акилле Кастильони, Flos.

Камин сохранился с XVI ве­ка. Кровать и пуф, De Padova; диван Nest, дизайнер Пьеро Лиссони, Cassina; торшер Arco, дизайнер Акилле Кастильони, Flos.

“У меня не очень-то много мебели, – говорит Рота. – Но всё, что я покупаю, – вещи качественные и честные”. То есть ровно такие, на которые имеет право ставиться престижное клеймо “сделано в Италии”.

В центре комнаты — стол Doge, дизайнер Карло Скарпа, Ultramobile. Люстра по дизайну Джино Сарфатти, Flos. На стене — портрет легендарной маркизы Луизы Казати. Рота написал его по фо­тографии в газете.

В центре комнаты — стол Doge, дизайнер Карло Скарпа, Ultramobile. Люстра по дизайну Джино Сарфатти, Flos. На стене — портрет легендарной маркизы Луизы Казати. Рота написал его по фо­тографии в газете.

Рота очень доволен виллой. Всем она хороша: до Милана близко, но место уединенное. Собакам (у Альдо их две, джек-рассел-терьер Энди и лабрадор Эмма) раздолье. В студии – простор для работы, в доме уютно и можно расслабиться. Устав от живописи, Рота переключается на реставрационные процессы: в ремонте на втором этаже он лично принимает активное участие. На кухне удобно готовить для друзей, а Рота любит их принимать и имеет репутацию бонвивана. На вопрос о том, что же ему нравится в вилле больше всего, художник отвечает: “Самое лучшее в моем доме – то, что он излучает неимоверную энергию”. Как и его хозяин, собственно.

У стены две его картины — “Весна” и “Осень”. Статуя мо­наха , XVII век.

У стены две его картины — “Весна” и “Осень”. Статуя мо­наха , XVII век.

Текст: Мирко Бетшен

Фото: Рето Гунтли
опубликовано в журнале №6 (107) июнь 2012

Комментарии