Квартира-студия в Милане, 330 м²

Архитектор и дизайнер Барбара Фаланга в библиотеке своей миланской квартиры.

Барбаре Фаланге случалось работать и в Париже, и в Нью-Йорке – у нее даже в Москве офис есть. За плечами десятки интерьерных проектов, солидные заказчики, сеть надежных контактов в рядах торговцев антиквариатом. В общем, всё, как полагается успешному дизайнеру с прекрасной профессиональной репутацией. Но никакая репутация не поможет, когда сталкиваешься с необходимостью потягаться дизайнерским мастерством с признанным гением в своей области. Случай с Барбарой оказался действительно тяжелым – в “соперники” ей достался великий Джо Понти.

Гостиная. Диван и кресла по дизайну Вико Маджистретти. У стены — бюро Architettura, дизайнер Джо Понти, Fornasetti. Фотография рук, Марк Маццуккони. Журнальные столики 1940-х годов, Франция. На столиках —серебряная скульптура Этторе Соттсасса, обе­лиски из муранского стекла, 1970-е.

Гостиная. Диван и кресла по дизайну Вико Маджистретти. У стены — бюро Architettura, дизайнер Джо Понти, Fornasetti. Фотография рук, Марк Маццуккони. Журнальные столики 1940-х годов, Франция. На столиках —серебряная скульптура Этторе Соттсасса, обе­лиски из муранского стекла, 1970-е.

Точнее сказать, Барбара сама на него нарвалась, купив квартиру в знаменитом Каза Разини – жилом доме на улице Корсо Венеция, который Джо Понти построил в Милане в 1933 году. Дом легендарный, как, впрочем, и всё, что когда-либо делал Понти, и, как и все его работы, не привязанный ко времени. 

Фрагмент гостиной. На лакированном комоде по дизайну Фаланги — винтажные вазы из муранского стекла.

Фрагмент гостиной. На лакированном комоде по дизайну Фаланги — винтажные вазы из муранского стекла.

Выглядит он тоже не очень по-итальянски – состоит из двух корпусов, мраморного “кубика” и кирпичной башни, и мог бы стоять где-нибудь в Нью-Йорке. Двойственный характер здания и навел Барбару на мысль, что в интерьере уместно будет создать некий стилистический микс, смешать мебель и искусство разных эпох. 

Переговорная в офисе Фаланги. Стол и стулья 1970-х годов, дизайнер Луиджи Качча Доми­ниони. Над столом — торшер по дизайну Арне Якобсена.

Переговорная в офисе Фаланги. Стол и стулья 1970-х годов, дизайнер Луиджи Качча Доми­ниони. Над столом — торшер по дизайну Арне Якобсена.

В результате в квартире площадью триста тридцать квадратных метров, совмещающей функции жилья и офиса, имеются как ровесники здания – предметы 1930-х, так и куда более поздние вещи, вплоть до объектов, сделанных по эскизам Барбары специально для ­этого ­интерьера.

Кухня. Шкафы сделаны по эскизам Барбары Фаланги. Панно над вытяжкой изготовлено в мастерских Fornasetti специально для этого интерьера.

Кухня. Шкафы сделаны по эскизам Барбары Фаланги. Панно над вытяжкой изготовлено в мастерских Fornasetti специально для этого интерьера.

Цветовую гамму для проекта Барбара выбрала лаконичную до предела: интерьер полностью черно-белый. Но, отказавшись от ярких цветов, сделала упор на графическое разнообразие – в черно-белой гамме выполнено великое множество орнаментов, от клеточек и ромбиков до полосок под зебру. Это парадоксальным образом перекликается с одной из самых известных вещей, созданных самим Понти, – бюро “Архитектура”, которое он спроектировал, а его друг Пьеро Форназетти украсил черно-белыми гравюрами на тему архитектуры эпохи Возрождения. 

Зимний сад в квартире Барбары Фаланги в Милане. Стены отделаны лакированной деревянной рейкой. Кожаное кресло 1950-х годов по дизайну Жака Адне. На оттоманке — поднос, Fornasetti.

Зимний сад в квартире Барбары Фаланги в Милане. Стены отделаны лакированной деревянной рейкой. Кожаное кресло 1950-х годов по дизайну Жака Адне. На оттоманке — поднос, Fornasetti.

“Архитектура” стоит у Барбары в гостиной, и это один из немногих предметов работы Понти у нее в интерьере. Решение не злоупотреблять дизайном великого человека в декоре квартиры, расположенной в доме по его проекту, было мудрым. У Понти яркий персональный стиль – квартира легко могла превратиться в музей. Сейчас же интерьер соответствует не букве, а духу его работ. 

Спальня хозяйки. Торшер — французский, 1940-х годов.

Спальня хозяйки. Торшер — французский, 1940-х годов.

Барбара с задачей справилась: уважение к гению выказала и индивидуальность сохранила. Для укрепления репутации дизайнера, который свое жилье показывает клиентам как образец профессиональных качеств, лучше и быть не может.

Офисную и жилую части квартиры соединяет коридор длиной 36 м. Вдоль стен установлены библиотечные шкафы по дизайну Франко Альбини, Cassina. Между ними — бра по дизайну Акилле Кастильони. На полу — шелковые ковры по дизайну Барбары Фаланги.

Офисную и жилую части квартиры соединяет коридор длиной 36 м. Вдоль стен установлены библиотечные шкафы по дизайну Франко Альбини, Cassina. Между ними — бра по дизайну Акилле Кастильони. На полу — шелковые ковры по дизайну Барбары Фаланги.

Ванная комната. Черный мрамор — из Зимбабве. Бра на стенах — антикварные, с лайнера “Нормандия”.

Ванная комната. Черный мрамор — из Зимбабве. Бра на стенах — антикварные, с лайнера “Нормандия”.

Фрагмент кухни. Тарелка и поднос, Fornasetti.

Фрагмент кухни. Тарелка и поднос, Fornasetti.

Текст: Евгения Микулина

Фото: Филиппо Бамберги
опубликовано в журнале №6 (107) июнь 2012

Комментарии