В гостях у телепродюсера Макса Мучника

Спросите у телепродюсера Макса Мучника, чем его привлек дом в Беверли-Хиллз, и он ответит: сад. “Я в жизни таких роскошных деревьев не видел!” – восхищается он. Интерьеры дома такого эффекта не произвели. “Темно и страшно было, – вспоминает супруг Мучника Эрик Хайман. – Паре жизнерадостных геев не подходило абсолютно”.

Хозяева дома Макс Мучник (в шляпе) и Эрик Хайман в саду со своими дочками Розой (справа) и Эван.

Веселый и харизматичный Мучник сделал себе имя созданием сериала “Уилл и Грейс”. Более спокойный Хайман – юрист, и когда-то был партнером покойного фотографа Херба Ритца. Макс и Эрик встретились в 2006‑м и поженились два года спустя – за день до вступления в силу калифорнийского закона о запрете однополых браков. Церемония происходила на заднем дворе. “Через два дня после свадьбы мы взорвали дом”, – смеется Мучник.

Гостиная. Журнальный столик, Ralph Lauren Home. Ваза из бамбука и поднос из тика, R&Y Augousti. Стол 1930-х годов из карельской березы, Россия. На нем — римский бюст и статуэтка лошади, Daum (ограниченная серия). Лампа, Paul Ferrante.

Само собой, он имеет в виду начало ремонтных работ. Дом был построен в 1930-х годах для Джона Клама, федерального агента и друга знаменитого шерифа -Уайетта Ирпа. Мучник и Хайман купили его у знаменитого теннисиста Пита Сампраса, который оборудовал в саду теннисный корт. “Сейчас он трагически недоиспользован – памятуя о великом Сампрасе, мы стесняемся там играть, – говорит Мучник. – Зато нашим дочкам нравится кататься по корту на велосипедах”.

Столовая. Обеденный стол из индийского розового дерева был сделан на заказ. Стулья, Soane. Люстра по дизайну Эдвина Лютиенса. На стене — снимок Херба Ритца Djimon with Octopus, Hollywood, 1989 (портрет актера Джимона Хонсу).

Перестройку для супругов делал архитектор Тим Кэмпбелл. Он снес служебные помещения и холлы в задней части дома и организовал там семейную гостиную. Стены и потолки выкрасил в белый цвет. “Мы так и хотели, нам нужен был светлый, словно бы накрахмаленный дом”, – говорит Хайман.

Кухня. Кухонный остров сделан на заказ по мотивам архитектуры Эдвина Лютиенса. Все шкафы и подвеска для сковородок также изготовлены на заказ.

В области интерьера у Хаймана и Мучника вкусы разнятся. Хайман выступает за лаконичный модернизм, Мучник верит в то, что “больше значит лучше”. “По мне, всего должно быть много-много. Дом делают интересным вещи, – утверждает он. – Я иногда оглядываю комнату, вижу вдруг пустой уголок, жду, когда Эрик ляжет спать, иду беру какое-нибудь барахло и тащу сюда”. Чтобы “помирить” противоположные вкусы супругов, пригласили декоратора Мелинду Ритц. Они познакомились, когда Мелинда делала декорации для одного из телешоу Макса (за “Уилл и Грейс” у нее имеются три премии “Эмми”), и стали большими друзьями. Ритц оформила для Мучника так много домов, что они со счета сбились: “Шесть или семь, точно не помню. Но точно знаю, что два из них купила Эллен Дедженерес!” Макс безоговорочно доверяет ее глазу и чутью.

Фрагмент кухни. Стену украшает портрет знаменитой кулинарки Джулии Чайлд работы Джорджа Эббота.

В данном случае чутье подсказало ей оформить интерьер в духе традиционного британского мужского клуба. Она постелила дубовые полы с эффектом потертости, придумала ванную комнату в стиле старинной цирюльни, с кожаными креслами и свободно стоящей ванной. Стены там покрыты водонепроницаемым пластиком. “Ну здорово же, что не плиткой?” – комментирует Мелинда. 

Гардеробная. Пол покрыт кожей цвета авокадо. Кресло антикварное, куплено в Нью-Йорке. Ковер сделан из овчины. Вешалка по дизайну Ники Хэслема, NH Design. Над окном — хозяйская коллекция цилиндров.

В столовой она повесила люстру по дизайну Эдвина Лютиенса. “В этом доме три раза в неделю бывают званые обеды, а каждый второй уик-энд – большие приемы”, – объясняет Мучник потребность в парадной столовой. В общем, Ритц блистательно справилась с непростыми клиентами. “Они мне сказали: используй любые цвета, если это серый, коричневый, белый и черный”, – смеется Мелинда. 

Спальня хозяев дома. Кушетка по дизайну Рены Дюма, Hermès. Плафоны люстры делали в Египте. Кровать изготовили на заказ. У окна на стене — рисунок XIX века, Италия, работа студента арт-академии.

Кое-где ей удалось ребят обхитрить: в библиотеке она обтянула потолок красным фетром, в гардеробной сделала кожаный пол цвета авокадо. В интерьер вписались разные предметы – от килимов и реквизита со съемок “Титаника” до коллекции африканских, гавайских и таитянских бус. Но особая гордость хозяев – фотографии Херба Ритца. “У нас висит то, чем он гордился и хотел держать перед глазами”, – говорит Хайман. И в этой трогательной семейной преемственности есть что-то очень подходящее этому дому.

Гостевая спальня. На стене — обои, Fromental.

Ванная комната. Сантехника, Barber Wilsons. Ванна, Sunrise Speciality, — Мелинда Ритц попросила перекрасить ее в черный цвет. Деревянное ведро из Индонезии. Стены покрыты водостойким пластиком.

Террасу в доме устроил еще Пит Сампрас, перекрыв часть патио. Кресло, Ralph Lauren Home. Стеллажи справа и рабочий стол слева — антикварные. Стоящие на столе лампы сделала декоратор Мелинда Ритц.

Вид на внешнюю террасу. Кожаное кресло, Ralph Lauren Home. Стол сделан из массива вяза. Чтобы создать ощущение слияния с садом, пол на террасе и во дворе выложен одинаковым кирпичом.

Наружная терраса. Под перголой стоит обеденный стол из вяза. Светильники из Марокко.

Хозяева дома очень любят свой сад и устроили в нем три отдельные зоны
для посиделок с разным составом гостей. Этот круглый столик из Mecox Gardens стоит у бассейна. На металлических стульях из магазина Arte de Mexico подушки из ткани, Ralph Lauren Home.

Сад при доме большой (почти полгектара) и с серьезным рельефом. Половина лестницы, ведущей туда из дома, выложена кирпичом, половина — природным камнем. Планировкой сада занимался ландшафтный дизайнер Билл Шапиро.

Текст: Иан Филлипс

Фото: СТЕФАН ЖУЛЬЯР
опубликовано в журнале №5 (117) МАЙ 2013

читайте также

Комментарии