Дом в Сан-Паулу

Бетти Милан была психоаналитиком и мечтала о доме, который будет так же полезен для душевного равновесия, как и исповеди на фрейдовской кушетке. Строить здание, обладающее выраженным терапевтическим эффектом, она поручила мужу своей сестры, начинающему архитектору Маркусу Акаябе.

Вид на дом со стороны четырнадцатиметрового бассейна. Слева находится приподнятая над уровнем земли терраса, а под ней — студия хозяина, Маркуса Акаябы. Сильно разросшийся со времен постройки дома сад находится на попечении его жены Мадлены.

Вид на дом со стороны четырнадцатиметрового бассейна. Слева находится приподнятая над уровнем земли терраса, а под ней — студия хозяина, Маркуса Акаябы. Сильно разросшийся со времен постройки дома сад находится на попечении его жены Мадлены.

“У нее было не много требований, – вспоминает он. – Четыре спальни и большой бассейн, а ее муж-фотограф попросил пристроить к дому студию. В остальном мне предоставили карт-бланш”.

Автор проекта и хозяин дома Маркус Акаяба.

Автор проекта и хозяин дома Маркус Акаяба.

 

Акаяба исходил из популярного у современных архитекторов постулата: чем ближе к природе, тем легче на душе. И, как и многие его предшественники, решил задачу самым простым и эффектным образом: сделал все стены дома стеклянными.

Вид на общественную зону дома со стороны заднего фасада.

Вид на общественную зону дома со стороны заднего фасада.

Отличает постройку от множества других стеклянных домов крыша – железобетонный свод, под которым внутреннее пространство дома спрятано как черепаха под панцирем. Собственно, эта массивная конструкция и обозначает, где заканчивается “снаружи” и начинается “внутри” – без нее разглядеть границы насквозь прозрачного здания было бы проблематично.

Для постройки дома использовано всего три материала: стекло, бетон и дерево. Обстановка здесь тоже довольно скупая, тем не менее интерьер гостиной получился живым и теп­лым за счет цвета стен и пола, а также благодаря паре классических диванов честерфилд.

Для постройки дома использовано всего три материала: стекло, бетон и дерево. Обстановка здесь тоже довольно скупая, тем не менее интерьер гостиной получился живым и теп­лым за счет цвета стен и пола, а также благодаря паре классических диванов честерфилд.

Внутри дома почти так же просторно, как и в саду. Акаяба отказался от внутренних стен и зонировал пространство с помощью разноуровневых полов. 

Пол в общественной зоне дома выложен той же красной цементной плиткой, что и площадка у бассейна.

Пол в общественной зоне дома выложен той же красной цементной плиткой, что и площадка у бассейна.

Ниже всего находятся кухня со столовой, в середине – гостиная, а наверху – спальни. Они единственные отделены перегородками, да и то раздвижными. 

Бетонные ступени ведут в мастерскую хозяина. Изначально заказчики задумывали ее как фотостудию.

Бетонные ступени ведут в мастерскую хозяина. Изначально заказчики задумывали ее как фотостудию.

“Идея была в том, чтобы усилить связь дома с природой и достичь между ними баланса”, – объясняет автор проекта. Психоаналитики, как известно, занимаются примерно тем же самым – помогают людям привести в гармонию свой внутренний мир и внешние обстоятельства. 

Холл, вдоль которого тянутся книжные полки, ведет от входной двери в гараж.

Холл, вдоль которого тянутся книжные полки, ведет от входной двери в гараж.

Так что Бетти Милан должна была быть довольна работой, которую проделал ее зять, но оценить ее по достоинству не успела, потому что скоропалительно уехала в Париж, и Акаяба поселился здесь сам вместе с женой Мадленой.

Фрагмент ванной. Подстолье раковины отлито из бетона. Межкомнатные перегородки, встроенные шкафы и поворотные ставни сделаны из одного и того же материала — типичный ход для модернистской архитектуры.

Фрагмент ванной. Подстолье раковины отлито из бетона. Межкомнатные перегородки, встроенные шкафы и поворотные ставни сделаны из одного и того же материала — типичный ход для модернистской архитектуры.

Прошло больше тридцати пяти лет, но архитектор по-прежнему считает дом лучшим, что ему довелось построить. “Поначалу у нас был зимний сад, но со временем мы решили от него отказаться, – рассказывает он. – Это единственное, что изменилось в доме за прошедшие годы”. И правда, когда тебе хорошо, зачем что-то менять?

Спальня хозяев. Поворотные ставни позволяют регулировать освещенность комнаты. Все деревянные элементы сделаны из местной породы ­— перобы, или янтарного дерева.

Спальня хозяев. Поворотные ставни позволяют регулировать освещенность комнаты. Все деревянные элементы сделаны из местной породы ­— перобы, или янтарного дерева.

Текст: Доминик Брэдбери

Фото: Ричард Пауэрс
опубликовано в журнале №7 (97) июль 2011

Комментарии