Яркий таунхаус в Нью-Йорке, 1440 м²

Дизайнер Гислайна Виньяс родилась в Голландии, выросла в Южной Африке, теперь работает в Нью-Йорке.

Вопрос о том, почему нью-йоркскому декоратору Гислайне Виньяс так нравятся яркие цвета, ставит ее в тупик. “Похоже, это что-то врожденное”, – говорит она. И вспоминает, что в детстве приходила в экстаз от цветных карандашей: “Я обожала книжки-раскраски! Понятия не имею, почему люди боятся ярких цветов. Ночью в лесу одной оказаться или с медведем встретиться – вот это я понимаю, страшно. Но яркие цвета? Они только радость могут доставить”, – улыбается Гислайна.

Яркие цвета играют огромную роль в ее последнем проекте – весьма лихом интерьере шестиэтажного таунхауса площадью 1440 м² в районе Трайбека. Вестибюль оклеен обоями в смесь из серого горошка и ярко-оранжевых барочных завитков, стены детской игровой опоясывают широкие красные полосы, остров на кухне ярко-желтый, а на полу библиотеки красуется травянисто-зеленый ковер, на котором “пасутся” две плюшевые овцы.

Гостиная. Идею полукруг­лых диванов Гислайна и Пейдж позаимствовали у лобби старых отелей. Эти диваны — марки Niedermaier. Журнальный столик из фибростекла с покрытием из фетра придуман Гислайной совместно с бюро UM Project. Шерстяной ковер по дизайну Гислайны и ее мужа Хайме Виньяса. Люстра из стекла и серебра по эскизам Сьюзен Эткин. На стене — кар­тина Саймона Перитона. Справа — коллекция тарелок, купленных на барахолке. Скульпту­ра, которая висит в лестничном холле, — работа Джейсона Родженеса.

Гостиная. Идею полукруг­лых диванов Гислайна и Пейдж позаимствовали у лобби старых отелей. Эти диваны — марки Niedermaier. Журнальный столик из фибростекла с покрытием из фетра придуман Гислайной совместно с бюро UM Project. Шерстяной ковер по дизайну Гислайны и ее мужа Хайме Виньяса. Люстра из стекла и серебра по эскизам Сьюзен Эткин. На стене — кар­тина Саймона Перитона. Справа — коллекция тарелок, купленных на барахолке. Скульпту­ра, которая висит в лестничном холле, — работа Джейсона Родженеса.

Дом, о котором идет речь, принадлежит девелоперу Джей-Си Килеру, его жене Пейдж Уэст (она держит галерею Mixed Greens в Челси) и их сыновьям – пятилетнему Чарли и трехлетним близнецам Джеку и Фреду. 

Кабинет хозяйки. Книжный шкаф сделан на заказ, его задняя стенка оклеена обоями, Studio Printworks. Принадлежавшие хозяевам кресла Виньяс перетянула хлопком от Élitis. Шерстяной ковер, Aronson’s Floor Covering.

Кабинет хозяйки. Книжный шкаф сделан на заказ, его задняя стенка оклеена обоями, Studio Printworks. Принадлежавшие хозяевам кресла Виньяс перетянула хлопком от Élitis. Шерстяной ковер, Aronson’s Floor Covering.

Из-за рождения детей пара и переехала из более скромного таунхауса: им нравилось жить отдельно, а не в многоквартирном доме, но надоело бегать по узким лестницам.

Входной холл. Гислайна всегда использует в проектах оранжевый — национальный цвет ее родных Нидерландов. Отсюда виниловые обои с оранжевыми рисунками, придуманные вместе с мужем, графическим дизайнером Хайме Виньясом. На дальней стене — ­автопортрет бразильского фотографа Вика Муниса. Люстра из мячиков для пинг-понга придумана Марсией Зиа и Полом Привеном. Под ней — винтажный столик из фибростекла.

Входной холл. Гислайна всегда использует в проектах оранжевый — национальный цвет ее родных Нидерландов. Отсюда виниловые обои с оранжевыми рисунками, придуманные вместе с мужем, графическим дизайнером Хайме Виньясом. На дальней стене — ­автопортрет бразильского фотографа Вика Муниса. Люстра из мячиков для пинг-понга придумана Марсией Зиа и Полом Привеном. Под ней — винтажный столик из фибростекла.

Новый дом Килер называет “идеальной смесью лофта и таунхауса”. Он все еще отдельный, но этажи просторнее и есть лифт. Изначально здание 1915 года было складом – перестроил его партнер Килера, архитектор Пол Гатри. От оригинальной конструкции остались три внешние стены и часть перекрытий. Зато наверху пристроили пентхаус с садом на крыше, а внутри дома выделили два четких объема. Два нижних этажа – гостевые и могут существовать как отдельная квартира. Четыре верхних занимает семья.

Столовая зона в глав­ной гостиной. Стол принадлежал семье всегда, Виньяс просто перекрасила его в черный цвет. Лампа сделана дизайнером Рейчел О’Нил. На стене — картина Джулиана Оупи Elena, schoolgirl (1998).

Столовая зона в глав­ной гостиной. Стол принадлежал семье всегда, Виньяс просто перекрасила его в черный цвет. Лампа сделана дизайнером Рейчел О’Нил. На стене — картина Джулиана Оупи Elena, schoolgirl (1998).

Фасады здания радикализмом не отличаются – Пейдж и Гислайна, которые работают вместе уже не первый раз, специально оставили их скромными, чтобы вдоволь порезвиться с цветом внутри. Причем речь шла именно о веселье. “Декор интерьера – не нейрохирургия и особого ума не требует. Важнее интуиция и ощущение радости жизни!” – говорит декоратор. 

Кухня. Лампы из стали, hivemindesign. Стол из кориана, дизайн Гислай­ны Виньяс и UM Project. Красные кресла Windsor, Mabeo Furniture.

Кухня. Лампы из стали, hivemindesign. Стол из кориана, дизайн Гислай­ны Виньяс и UM Project. Красные кресла Windsor, Mabeo Furniture.

“Мне нравятся красивые вещи, но с тремя мальчишками-дошкольниками в доме нельзя иметь ничего помпезного. А у Гислайны дар создавать эффектные композиции из вещей, с которыми удобно жить и которые не жалко ломать”, – добавляет Пейдж.

Кабинет хозяйки дома. Фотография на стене — работа Лукаса Рота Untitled (Beach), 2006. Полированный стол сделан по дизайну Роберта Остина Гонсалеса. Кресло Softpad по дизайну Чарлза и Рэй Имз, Vitra. Потолочный светильник сделан по дизайну Бенджамина Норьеги-Ортиса и Стивена Уайна.

Кабинет хозяйки дома. Фотография на стене — работа Лукаса Рота Untitled (Beach), 2006. Полированный стол сделан по дизайну Роберта Остина Гонсалеса. Кресло Softpad по дизайну Чарлза и Рэй Имз, Vitra. Потолочный светильник сделан по дизайну Бенджамина Норьеги-Ортиса и Стивена Уайна.

В результате совместной деятельности дам дом наполнен забавными предметами. Люстра с перьями появилась в кабинете хозяйки после того, как Пейдж пришла к Гислайне с фотографией попугая и словами: “Хочу такую комнату – синюю, желтую, пушистую и роскошную”. 

Фрагмент библиотеки. На ковре “пасутся” две овцы работы Ганса-Петера Крафта. Хозяин дома подарил их жене на Рождество.

Фрагмент библиотеки. На ковре “пасутся” две овцы работы Ганса-Петера Крафта. Хозяин дома подарил их жене на Рождество.

На стене гостиной – инсталляция из тарелок с барахолки. “Среди них есть настоящие уродцы! Обожаю находить такие”, – смеется Гислайна. На стульях в столовой изображены любимые блюда членов семьи: спагетти, суши и мороженое с вафлями.

Холл. Стены и полы выло­жены камнем. Винтажные кресла из галереи Svenska Möbler перетянули винилом и окунули в краску. Столик и раньше принадлежал хозяевам дома. “Свитер” для винтажного торшера связан текстильным дизайнером Элим Лем. Коряга на стене — скульптура англичанина Ричарда Вудса.

Холл. Стены и полы выло­жены камнем. Винтажные кресла из галереи Svenska Möbler перетянули винилом и окунули в краску. Столик и раньше принадлежал хозяевам дома. “Свитер” для винтажного торшера связан текстильным дизайнером Элим Лем. Коряга на стене — скульптура англичанина Ричарда Вудса.

Понятно, что в доме галеристки много искусства. На стенах детской – росписи одного из друзей семьи, художника Марка Малруни. На лестнице висит инсталляция бруклинца Джейсона Родженеса. Цветовую гамму интерьеру, по словам Пейдж, задала красно-желтая картина Лизы Рёйтер: “Она яркая, веселая – точно как наш дом!”

Широкая лестница соединяет четыре “семейных” этажа шестиуровневого таунхауса. На самом нижнем видна кухня с желтым диваном Arne по дизайну Антонио Читтерио для B&B Italia и зеленым столом, сделанным по эскизам Гислайны Виньяс.

Широкая лестница соединяет четыре “семейных” этажа шестиуровневого таунхауса. На самом нижнем видна кухня с желтым диваном Arne по дизайну Антонио Читтерио для B&B Italia и зеленым столом, сделанным по эскизам Гислайны Виньяс.

А что же отец семейства? Он попросил об одном: устроить снаружи двенадцатиметровую стену для скалолазания, которым увлекается двадцать лет. Неужели бедняга готов лезть на стену от цветового безумия вокруг? Нет. “Девушки веселились вовсю, но с важными вопросами приходили ко мне”, – говорит он. Так что в этом проекте, как на детском рисунке про большую семью, – все счастливы.  

Игровая комната мальчиков. Красные стулья винтажные, по дизайну Гидеона Крамера. Стол из нержавеющей стали.Светильник по дизайну Вернера Пантона. ­Картина на стене — ра­бо­та Дональда Бехлера 1997 года. Двойная ­качалка — винтажная.

Игровая комната мальчиков. Красные стулья винтажные, по дизайну Гидеона Крамера. Стол из нержавеющей стали.Светильник по дизайну Вернера Пантона. ­Картина на стене — ра­бо­та Дональда Бехлера 1997 года. Двойная ­качалка — винтажная.

Гостевая комната. На столе — лампа по дизайну Илзе Кроуфорд, wästberg. Стул по дизайну Хиромиши Конно, Fritz Hansen. На стене — фотография Луиса Гисперта Untitled (Three Cheerleaders), 2001. Жалюзи с фотографиями Элвиса Пресли, Andrew Martin.

Гостевая комната. На столе — лампа по дизайну Илзе Кроуфорд, wästberg. Стул по дизайну Хиромиши Конно, Fritz Hansen. На стене — фотография Луиса Гисперта Untitled (Three Cheerleaders), 2001. Жалюзи с фотографиями Элвиса Пресли, Andrew Martin.

Роспись на стене спальни мальчиков выполнена художником Марком Малруни. Чурбаки — журнальные столики, west elm. Лампа возле кровати называется Softy и придумана Лауренсом ван Вирингеном.

Роспись на стене спальни мальчиков выполнена художником Марком Малруни. Чурбаки — журнальные столики, west elm. Лампа возле кровати называется Softy и придумана Лауренсом ван Вирингеном.

Ванная мальчиков. Фурнитура по дизайну Арне Якобсена, Vola. Светильник по эскизам Гислайны изготовлен компанией Lite Brite Neon.

Ванная мальчиков. Фурнитура по дизайну Арне Якобсена, Vola. Светильник по эскизам Гислайны изготовлен компанией Lite Brite Neon.

На крыше таунхауса устроен сад. Отсюда можно любоваться урбанистическим пейзажем Трайбеки.

На крыше таунхауса устроен сад. Отсюда можно любоваться урбанистическим пейзажем Трайбеки.

Текст: Иан Филлипс 

Фото: Эрик Лэньель
опубликовано в журнале №5 (95) май 2011

Комментарии