Поместье в бельгийском Вавре

Бельгийское местечко Вавр выглядит опереточной деревней: рыночная площадь, кафешки, маленькие коттеджи. На отшибе этой пасторальной идиллии тянутся высокие глухие стены. Они скрывают Лувранж – поместье князя Марескотти Русполи и его жены Деции.

Поместье в бельгийском Вавре

Деция Русполи – необычная особа. По рождению она ирландка, обладательница прославленных в народных песнях этой нации “небесно-голубых глаз”. 

Поместье в бельгийском Вавре

Приехав в Бельгию юной девушкой, она тут же выскочила замуж за девелопера Шарли де Пау (это он построил Всемирный торговый центр в Брюсселе и превратил затрапезный район местного Северного вокзала в мини-Манхэттен). Заняв прочное место в бельгийском высшем свете, Деция сделала себе имя и в мире верховой езды. Уже много лет она разводит и выезжает лошадей, и на счету ее конюшен множество призов.

Поместье в бельгийском Вавре

Потом в личной жизни Деции произошли перемены – она оставила своего девелопера и вышла замуж за князя Русполи. Приобретя титул, она решила превратить их совместный дом в произведение интерьерного искусства, отражающее разнообразие интересов семьи. 

Поместье в бельгийском Вавре

А надо сказать, что Деция и Марескотти, точно какие-нибудь ренессансные “просвещенные князья”, интересуются всем, от уже упомянутых лошадей до антиквариата и современного искусства, так что задача – создать поместье, где бы всё это сочеталось гармонично, – казалась непростой. 

Поместье в бельгийском Вавре

Тем более что дом, который они купили, обладал, по словам давнего друга Деции декоратора Жан-Жака Эрви, “очарованием пустого гаража”.

Поместье в бельгийском Вавре

Превращение “гаража” в княжеский замок Эрви осуществил вместе с легендарным ландшафтным дизайнером Жаком Вирцем – тот полностью перепланировал сад, совместив свои фирменные широкие классические газоны и стриженые изгороди с радикальными скульптурами из хозяйской коллекции вроде работ Ники де Сен-Фаль. 

Поместье в бельгийском Вавре

Внутри картинка примерно такая же: от унылых бетонных стен, которыми дом встретил Эрви, не осталось даже воспоминаний. 

Поместье в бельгийском Вавре

Повсюду царит дворцовая роскошь: стены столовой обтянуты кожей из Кордовы, кушетки сплошь времен Людовиков, фарфор мейсенский. 

Поместье в бельгийском Вавре

Но все эти “бронзы” эпохи Возрождения и золоченые зеркала в стиле Регентства не кажутся просто кучкой пыльного антиквариата, поскольку обильно разбавлены современным искусством, которое собирают хозяева. 

Поместье в бельгийском Вавре

У них есть всё: от работ Ботеро и де Кирико до шокирующей “Обнаженной” нашего современника Джона де Андреа – она стоит у стены в салоне и частенько вгоняет в краску неподготовленных гостей. 

Поместье в бельгийском Вавре

То, что эти вещи сочетаются самым естественным образом, Жан-Жак считает несомненной заслугой хозяйки дома. Княгиня Русполи, как уже было сказано, необычная женщина. 

Поместье в бельгийском Вавре

И дом у нее нестандартный: как миниатюрное княжество, он может вместить что угодно, от сокровищ искусства до призовых скакунов.

Поместье в бельгийском Вавре

Текст: Барбара Стоэлти 

Комментарии