Квартира коллекционеров в Лос-Анджелесе

Дизайнер интерьера
Вэнс Берг

Квартира, расположенная на верхнем этаже одного из зданий в западной части Лос-Анджелеса, представляет собой практически идеальный “ответ” на хрестоматийную задачу, которую ставят перед дизайнерами клиенты не просто богатые, но и культурные. А именно: создать такое пространство, в котором и жить удобно, и обширную коллекцию современного искусства (такие теперь есть, кажется, у каждого второго заказчика дизайнерского жилья) разместить можно. В данном случае заказ поступил к дизайнеру Вэнсу Берку, который исполнил его в сотрудничестве с архитектором Робертом Крокеттом и специалистом по свету Пией де Леон.

Гостиная. Среди прочей мебели и арт-объектов — стол 1950-х годов по дизайну Карло ди Карли и два полированных табурета, созданных художником Джимом Зивиком.

Гостиная. Среди прочей мебели и арт-объектов — стол 1950-х годов по дизайну Карло ди Карли и два полированных табурета, созданных художником Джимом Зивиком.

Клиенты купили себе на самом деле две выходящие на север квартиры в доме, который на момент заключения сделки еще строился. Соответственно, архитектурных забот там было немного – только снести временные перегородки и распланировать всё в согласии с нуждами хозяев. “Перед нами стояла задача создать в квартире максимум объема и площади стен для развески картин”, – говорит Крокетт. 

Столешница обеденного стола сделана из каштана и покоится на двух винтажных бронзовых колоннах. Ковер по дизайну Вэнса Берка.

Столешница обеденного стола сделана из каштана и покоится на двух винтажных бронзовых колоннах. Ковер по дизайну Вэнса Берка.

Комнаты расположены вдоль длинной галереи, соединяющей входную зону с гостиной-столовой в самом дальнем конце квартиры. “По дороге” гостей сопровождают культовые арт-объекты – скульптура Луизы Буржуа, картины Роя Лихтенштейна, Сая Твомбли и прочих. 

По всей длине квартиры проходит коридор-галерея. На полу — полосатая дорожка, сделанная из палаточного тента.

По всей длине квартиры проходит коридор-галерея. На полу — полосатая дорожка, сделанная из палаточного тента.

“Мы хотели скрестить чувственность с простотой и потому использовали минимум материалов, сделав ставку на тонкие переходы текстур в рамках одной сдержанной монохромной палитры”, – объясняет концепцию проекта дизайнер Вэнс Берк.

В кабинете стоит пара белых кожаных кресел по дизайну Пьера Полена.

В кабинете стоит пара белых кожаных кресел по дизайну Пьера Полена.

Полы в галерее выполнены из антикварного французского дуба, который выбелили, брашировали, а потом распилили на куски равной длины – 91,44 × 15,24 см. Таким образом возник модуль, согласно которому были распилены и мраморные плиты, покрывающие пол в хозяйской спальне, и известняк для террасы. 

Кабинет. Ковер из шелка и шерсти по эскизам Вэнса Берка.

Кабинет. Ковер из шелка и шерсти по эскизам Вэнса Берка.

По всей квартире во множестве использованы панели из анодированного алюминия – ими покрыты стены будуара и вестибюля перед частным лифтом, они же встречаются на всех дверях. Нижняя часть оштукатуренных стен (та, где должен быть плинтус) слегка утоплена – и этот “цоколь” тоже облицован алюминием.

Стены туалета покрыты анодированными алюминиевыми панелями, которые интересно сочетаются с антикварным венецианским зеркалом.

Стены туалета покрыты анодированными алюминиевыми панелями, которые интересно сочетаются с антикварным венецианским зеркалом.

В спальне материалы не столь холодные – она отделана белой кожей и льном. Стены овальной ниши в ванной облицованы мерцающей перламутровой плиткой. В будуаре алюминиевая стена покрыта сверху слоем специального японского пластика, скрывающего хитрую фиброоптику, из-за которой поверхность стены приобретает пиксельный рисунок.

В спальне хозяйки — фоторабота неизвестного художника, комод 1950-х годов по дизайну Роже Ландо. На комоде — скульптура Исаму Ногучи.

В спальне хозяйки — фоторабота неизвестного художника, комод 1950-х годов по дизайну Роже Ландо. На комоде — скульптура Исаму Ногучи.

К проблемам освещения в квартире, полной искусства, подошли с особым тщанием. Хозяйка хотела, чтобы картины можно было перевешивать в зависимости от настроения, но светильники надо было непременно спрятать. 

Хозяйская ванная. Круглая ниша покрыта перламутровой глазированной плиткой. Столик из стекла и хрома по дизайну Пьера Шаро.

Хозяйская ванная. Круглая ниша покрыта перламутровой глазированной плиткой. Столик из стекла и хрома по дизайну Пьера Шаро.

“Освещение – это наука, однако для успеха светодизайнеру нужно не меньше интуиции, чем повару для приготовления суфле!” – смеется Пиа де Леон. Ее “суфле” удалось: для экономии энергии она использовала флуоресцентные лампы, для яркости – галогеновые и предусмотрела специальные линзы, чтобы подчеркнуть габариты арт-объектов.

Холл перед лифтом облицован алюминиевыми панелями. На стене — фоторабота Синди Шерман. Кресло по дизайну Шломо Харуша.

Холл перед лифтом облицован алюминиевыми панелями. На стене — фоторабота Синди Шерман. Кресло по дизайну Шломо Харуша.

К технологическим изыскам прилагается набор мебели, которую иначе как “дизайнерская классика ХХ века” не на зовешь. Что еще нужно богатому эстету от квартиры? Хозяева этой уверяют: ничего. 

Один из самых ярких арт-объектов в квартире — картина Роя Лихтенштейна One thing’s sure... he’s still got those emeralds!, 1961.

Один из самых ярких арт-объектов в квартире — картина Роя Лихтенштейна One thing’s sure... he’s still got those emeralds!, 1961.

Фрагмент гостиной. На стене — картина Сая Твомбли. Кресло 1930-х годов в стиле ар-деко куплено во Франции. Торшер по дизайну Томми Парцингера.

Фрагмент гостиной. На стене — картина Сая Твомбли. Кресло 1930-х годов в стиле ар-деко куплено во Франции. Торшер по дизайну Томми Парцингера.

Текст: Майкл Уэбб

Фото: ричард пауэрс
опубликовано в журнале №3 (93) март 2011

Комментарии