Двухуровневая квартира в Москве

Работа архитектора, оформляющего интерьер, строится на принципах, отличных от тех, что использует дизайнер. “Для архитектора важнее пространство, его организация, он не мельчит с декоративными деталями, – объясняет Алексей Гинзбург свою философию на примере недавно законченной двухэтажной московской квартиры. – На первом уровне нет изолированных помещений и закрытых дверей, одна комната плавно переходит в другую. Но при желании проходы между ними можно закрыть матовыми стеклянными перегородками и таким образом по-разному зонировать площадь”.

Гостиная. Диваны и ­журнальный столик, Baxter. На заднем плане — столовая и кухня. Остров отделан мозаикой из такого же мрамора, что и пол.

Гостиная. Диваны и ­журнальный столик, Baxter. На заднем плане — столовая и кухня. Остров отделан мозаикой из такого же мрамора, что и пол.

Например, гостиную можно как объединить со столовой, так и отделить от нее. То же самое с прихожей или кабинетом, которые примыкают к гостиной. Возможно это благодаря особой планировке. “Ей уделялось много внимания. Комнаты выстроились анфиладой: из кухни виден кабинет, и это создает ощущение гораздо большего объема, чем есть на самом деле”. 

Гостиная. Картины, скульптуры и ковры из личной коллекции хозяев.

Гостиная. Картины, скульптуры и ковры из личной коллекции хозяев.

В квартире очень легко сориентироваться и найти нужное направление, здесь вы никогда не упретесь в глухую стену, обязательно будет окно. А прямо напротив входной две­ри расположилась лестница на второй этаж. “Пространство постоянно раскрывается перед вами, вам есть куда идти – и это основная идея организации первого этажа”, – говорит Алексей. На втором же все традиционно: ­отдельные спальни и ванная комната. 

Столовая. Люстра, FontanaArte; стол Brancusi, Triangolo; стулья MM01 по дизайну архитектора Жана Нувеля, Matteograssi.

Столовая. Люстра, FontanaArte; стол Brancusi, Triangolo; стулья MM01 по дизайну архитектора Жана Нувеля, Matteograssi.

Что касается интерьера, то он получился простым и уютным. “Привнести в новую квартиру ощущение того, что она обживалась годами, задача не из легких, – рассказывает архитектор. – Хозяева коллекционируют современное искусство и ковры. Вместе с ними мы отбирали объекты, которые разместили по всем комнатам. Эти вещи и помогли создать узнаваемую обстановку”.

Кабинет. Вся мебель Morelato. Ковер из ­коллекции хозяев.

Кабинет. Вся мебель Morelato. Ковер из ­коллекции хозяев.

Цветовая гамма подбиралась так, чтобы не было пестроты: темный пол, светлые стены, потолок, встроенные шкафы и стеллажи. Стеклянные перегородки и шторы близки по тону к половой доске. ­Ванные комнаты и пол на кухне отделаны одинаковым мрамором, состаренным с помощью кислоты. Мозаикой из этого же камня украшен кухонный остров.

Зона гостиной. Диван, Baxter. Фотография и арт-объекты из коллекции хозяев.

Зона гостиной. Диван, Baxter. Фотография и арт-объекты из коллекции хозяев.

“Мы не хотели перегружать квартиру множеством разных красок и фактур: только дерево, камень и штукатурка светлых и различных кофейных оттенков, – комментирует замысел Алексей. – И в таком большом пространстве избегали каких-либо композиционных центров, поэтому, например, в помещениях много боковых источников света, а люстры висят лишь в спальне и над столами в столовой и кабинете”.

Спальня. Кровать, IPE Cavalli, кресло Lounge Chair с оттоманкой по дизайну Рэй и Чарльза Имз, Vitra.

Спальня. Кровать, IPE Cavalli, кресло Lounge Chair с оттоманкой по дизайну Рэй и Чарльза Имз, Vitra.

Созданный с нуля модернистский интерьер получился личностным и обжитым не только за счет арт-объектов. “Обстановка кабинета напоминает интерьеры старых московских квартир, а огромная люстра над обеденным столом, пусть и современная, ассоциируется с советским абажуром, который для меня является обязательным признаком уюта. Эти детали – своеобразные намеки на старый московский быт”. Таким образом Алексей Гинзбург поработал не только с интерьером, но и с подсознанием заказчиков, воссоздав образы уюта, знакомые с детства.

Лестницу между этажами украшает изображение московской высотки.

Лестницу между этажами украшает изображение московской высотки.

Текст: Ольга Сорокина

Фото: Маноло Ильера
опубликовано в журнале №3 (104) март 2012

Комментарии