Дом с антиквариатом под Петербургом

Архитекторы Слава Валовень и Елена Барыкина построили под Петербургом дом для коллекционеров антикварной ­мебели. Получилась настоящая русская усадьба.

Архитекторы старались максимально сохранить естественный рельеф  участка и растущие у дома деревья.  Поэтому дом со всех сторон окружает лес.

Архитекторы старались максимально сохранить естественный рельеф  участка и растущие у дома деревья.  Поэтому дом со всех сторон окружает лес.

В прошлом году дом в поселке Медное Озеро под Петербургом снимало французское телевидение. Сюжет начинался не у ворот участка, как можно было бы ожидать, а рядом с Зимним дворцом – телевизионщики явно хотели показать преемственность архитектурной традиции. 

Гостиная. Диван  и кресла, Baxter; журнальный столик, Pozzoli. Люстра куплена в антикварном  магазине в Париже. Шкаф в глубине комнаты сделан на заказ — это современная реплика старинной вещи.  Декоративный портал служит фоном для марины Льва Лагорио.

Гостиная. Диван  и кресла, Baxter; журнальный столик, Pozzoli. Люстра куплена в антикварном  магазине в Париже. Шкаф в глубине комнаты сделан на заказ — это современная реплика старинной вещи.  Декоративный портал служит фоном для марины Льва Лагорио.

Здание, которое архитекторы Слава Валовень и Елена Барыкина построили всего три года назад, несложно принять за хорошо сохранившийся памятник русской архитектуры. Такое впечатление производит и фасад в стиле классицизма, и особенно интерьер, практически от и до обставленный русским антиквариатом и репликами старинных вещей.

Столовая — единственная комната в доме, оформленная в стиле  ар-нуво. В углу —  антикварный шкаф  из коллекции хозяев. Карниз сделан  из дерева и украшен росписью.

Столовая — единственная комната в доме, оформленная в стиле  ар-нуво. В углу —  антикварный шкаф  из коллекции хозяев. Карниз сделан  из дерева и украшен росписью.

“Когда люди готовы инвестировать в строительство серьезные деньги, они, как правило, предпочитают классику, – делится своими наблюдениями Валовень. – Но здесь особый случай. К моменту нашего знакомства у заказчиков уже была коллекция старинной мебели. Они постоянно что-то покупают в антикварных магазинах, следят за аукционами. Причем относятся к этим вещам не как к музейным экспонатам, а легко и красиво интегрируют их в свою жизнь. Так что для них такое историческое окружение вполне органично”.

Терраса обставлена  современной  американской мебелью. Абажур в ретростиле сделан на заказ.

Терраса обставлена  современной  американской мебелью. Абажур в ретростиле сделан на заказ.

Забавно, что реконструкция дореволюционного быта создана на основе брусового дома “Хонка” – контракт с финской компанией был обязательным дополнением к договору о покупке земельного участка. “В этом заключалось некое противоречие, – считает Валовень. – Все-таки “Хонка” – это современный индустриальный продукт. 

Cпальня находится на втором этаже,  точно над гостиной,  и совпадает с ней по размеру.  Декоративные колон-ны и искусственно состаренные балки архитекторы придумали как раз для того, чтобы “собрать” и организовать пространство 60-метровой комнаты. Росписью потолков занимался художник-реставратор из Эрмитажа. Кровать и стоящий в изножье шкаф сделаны на заказ. Антикварная кушетка-рекамье перетянута тканью Bevilacqua.

Cпальня находится на втором этаже,  точно над гостиной,  и совпадает с ней по размеру.  Декоративные колон-ны и искусственно состаренные балки архитекторы придумали как раз для того, чтобы “собрать” и организовать пространство 60-метровой комнаты. Росписью потолков занимался художник-реставратор из Эрмитажа. Кровать и стоящий в изножье шкаф сделаны на заказ. Антикварная кушетка-рекамье перетянута тканью Bevilacqua.

А заказчики, когда говорили нам о своих пожеланиях, одним из первых произнесли слово “усадьба”. Но противоречие благополучно разрешилось – финны построили коробку из бруса, а потом архитекторы одели ее в правильные, сделанные на заказ наличники, филенчатые двери, расписные карнизы. 

На кухне центральное место занимает плита  La Cornue — хозяева дома любят готовить.

На кухне центральное место занимает плита  La Cornue — хозяева дома любят готовить.

“Деревянная усадьба – это особый архитектурный жанр, и, естественно, мы тщательно его изучили”, – рассказывает Валовень. Но при этом настаивает, что они с Барыкиной не копировали исторические образцы, а делали свою вариацию на усадебную тему. Архитекторы действительно позволяли себе некоторые вольности вроде шестидесятиметровой спальни с колоннадой. 

Холл. Антикварная мебель из коллекции хозяев.

Холл. Антикварная мебель из коллекции хозяев.

Но в деталях были точны без всяких компромиссов. Дверные ручки, шпингалеты, кремальеры и прочая фурнитура сделаны на заказ. Ткани, которыми обиты антикварные кресла и диваны, – современные, но выпущены фабрикой, которая до сих пор работает на старинном оборудовании. А расшитые бисером подушки и кружевные скатерти вообще все подлинные, из коллекции хозяйки. 

В холле — скамья из карельской березы из коллекции хозяев дома.

В холле — скамья из карельской березы из коллекции хозяев дома.

“Я выпускник Мухинского училища, а само здание, в котором оно находится, было задумано и построено Максимилианом Месмахером как пособие для студентов. И меня оно действительно многому научило”, – говорит Валовень. Так что французы с телевидения не ошиб­лись: с преемственностью архитектурной традиции здесь действите­льно полный порядок.

Фрагмент террасы.  Пол сделан из тераццо.

Фрагмент террасы.  Пол сделан из тераццо.

Фото: Фриц фон дер Шуленбург
опубликовано в журнале №12 (102) декабрь-январь 2011/2012

Комментарии