Дом в Подмосковье по проекту Ольги Фрейман

Архитектор и декоратор Ольга Фрейман.

Когда мы подключились к проекту, дом уже был построен, – рассказывает Ольга Фрейман. – И, увы, не очень нравился заказчику. Такое бывает: вроде бы все планы согласованы и обсуждены, а когда начинаешь видеть результат, вдруг понимаешь, что хотел не совсем того”. В данном случае проект грозился выйти слишком минималистичным: сплошной бетон и металл, словно это не дом в подмосковном лесу, а гараж в промзоне. Пока не стало слишком поздно, хозяин обратился к Ольге Фрейман, с которой оформил уже немало квартир. Просьба была одна: вдохнуть в дом жизнь. 

Граница между домом и улицей размыта: лес на участке переходит в лес на фотообоях, тик на террасе продолжается табако в гостиной. Техника, Bang & Olufsen; диван, Flexform; люстра, de Majo; кресло, Vitra. Средняя часть стеклянной двери покрыта ониксом.

Граница между домом и улицей размыта: лес на участке переходит в лес на фотообоях, тик на террасе продолжается табако в гостиной. Техника, Bang & Olufsen; диван, Flexform; люстра, de Majo; кресло, Vitra. Средняя часть стеклянной двери покрыта ониксом.

Первым делом Ольга решила изба­виться от бетона, где возможно спрятав его под деревом. Для зоны бассейна и террасы был выбран традиционный тик, от его оттенка и решили “плясать” в других комнатах. На пол почти везде постелили табако, очень полюбившийся хозяину своей яркой фактурой. 

Каминная зона в гостиной. Слева — продолжение фотографического панно Валерия Близнюка. Камин сделан на заказ; мебель, Minotti.

Каминная зона в гостиной. Слева — продолжение фотографического панно Валерия Близнюка. Камин сделан на заказ; мебель, Minotti.

Стены покрыли панелями из ореха и японской яблони. Чтобы не превратить дом в дощатый ящик, а также из практических соображений, дерево сочетали с другими материалами. 

Столовая совмещена с гос­тиной. Стол, Minotti; кресла, Giorgetti; люстра, de Majo. Люстра и вытяжка “поддерживают” красную картину, которая в кадр не попала.

Столовая совмещена с гос­тиной. Стол, Minotti; кресла, Giorgetti; люстра, de Majo. Люстра и вытяжка “поддерживают” красную картину, которая в кадр не попала.

На пол в кухне и винном погребе положили базальт, стены в спальне ­отделали сланцем. В некоторых местах, в напоминание о бетонном прошлом, стены покрасили серой краской с шершавой фактурой.

В винном погребе шкафы сделаны на заказ; стол и табуреты, Riva 1920.

В винном погребе шкафы сделаны на заказ; стол и табуреты, Riva 1920.

Появившееся в доме богатство фактур и материалов радовало заказчика, но ему хотелось больше цвета. Так в бассейне появилась пронзительно-синяя мозаика, в кухне – насыщенно-красная вытяжка, в столовой – такого же цвета люстра. 

Тесноватую кухню постарались зритель­но увеличить за счет глянцевых поверхностей. Деревянный остров с гранитной столешницей, Riva 1920.

Тесноватую кухню постарались зритель­но увеличить за счет глянцевых поверхностей. Деревянный остров с гранитной столешницей, Riva 1920.

Но особой удачей Ольга считает ониксовую дверь между гостиной и кабинетом. С зелеными и коричневыми прожилками, она идеально сочетается и с полом, и с лесом за окном. Материал так всем понравился, что его решили использовать еще и в хозяйской ванной. 

Зал с 25-метровым бассейном — самое большое помещение в доме. Все конструкции сделаны из тика, бассейн выложен синей стеклянной мозаикой, на террасе мебель, Kettal.

Зал с 25-метровым бассейном — самое большое помещение в доме. Все конструкции сделаны из тика, бассейн выложен синей стеклянной мозаикой, на террасе мебель, Kettal.

А главное, оникс, точнее, его цвет, подал идею оформления стены в гостиной: на нее решили поместить изображение леса. Но не готовые фотообои, а специально созданное панно. Фотограф Валерий Близнюк съездил на Соловки, где сделал серию фотографий удивительного по форме дерева, которые потом совместил, напечатал на холсте размером 6×12 м и покрыл кракелюрным лаком. 

Кровать, Bizzotto, — единственный предмет в доме, по поводу которого мнения декоратора и заказчика разошлись (в отличие от кресла по дизайну Чарлза и Рэй Имз, Vitra, которое одинаково любимо всеми). На стене — сланец, на полу — доска из дерева табако, крашеная шершавая стена имитирует бетон.

Кровать, Bizzotto, — единственный предмет в доме, по поводу которого мнения декоратора и заказчика разошлись (в отличие от кресла по дизайну Чарлза и Рэй Имз, Vitra, которое одинаково любимо всеми). На стене — сланец, на полу — доска из дерева табако, крашеная шершавая стена имитирует бетон.

Хозяин, пожертвовавший правильностью формы дома во спасение деревьев, доволен: лес у него теперь не только снаружи, но и внутри. И никакого бетона.

Ванная. Здесь использованы оникс, табако и орех.

Ванная. Здесь использованы оникс, табако и орех.

В непарадных помещениях использованы те же материалы, что и в гостиной: табако, японская яблоня, оникс и пр.

В непарадных помещениях использованы те же материалы, что и в гостиной: табако, японская яблоня, оникс и пр.

Текст: Юлия Пешкова

Фото: Маноло Ильера
опубликовано в журнале №11 (101) ноябрь 2011

Комментарии