Дом на Николиной Горе

Архитекторы Николай Ляшенко, Ксения Андреева и Александр Цимай­ло

Заказчики, молодая пара, купили участок в самом центре Николиной Горы – для себя, родителей мужа и будущих детей. Пятьдесят соток, сосны – всем он был хорош, кроме того, что одной стороной выходил на довольно шумную дорогу. А хотелось им, разумеется, тишины и ощущения жизни на природе, а не в оживленном поселке. О чем и попросили архитекторов, дав им при этом полную свободу в выборе средств. “Нам очень повезло с заказчиками, – признаются Александр Цимайло и Николай Ляшенко. – Они не только были открыты всем предложениям, но и сами многое придумали”.

В плане дом представляет собой незамкнутый прямо­угольник. В реальности это три корпуса, соединенные галереями. Окна всех жилых помещений выходят во внутренний двор. Для удобства передвижений в непогоду крыша со стороны двора продолжается карнизом, а по земле дом опоясывает деревянная терраса.

В плане дом представляет собой незамкнутый прямо­угольник. В реальности это три корпуса, соединенные галереями. Окна всех жилых помещений выходят во внутренний двор. Для удобства передвижений в непогоду крыша со стороны двора продолжается карнизом, а по земле дом опоясывает деревянная терраса.

Прежде всего была отвергнута концепция стандартного дома-коробки в несколько этажей: низкое строение смотрится менее чужеродно в лесу и лучше защищено от шума забором. “Мы вообще любим одноэтажные дома, – комментирует Александр. – В них больше пространства, нет этих никому не нужных лестниц. С точки зрения звукоизоляции они тоже лучше многоэтажных – жилая и общественная зоны разведены”. 

Столовая получилась чуть более “гламурной”, чем остальные зоны. Вся мебель, Minotti; люстра, Moooi.

Столовая получилась чуть более “гламурной”, чем остальные зоны. Вся мебель, Minotti; люстра, Moooi.

Размеры участка вполне допускали одноэтажный дом площадью около тысячи метров. Исключение было сделано только для гостиной, которую решили сделать двусветной, надстроив над ней стеклянный куб.

Стеклянная пристройка над гостиной позволила сделать ее двусвет­ной и оборудовать кабинет (именно туда ведет лестница). Диван, Minotti; кресла, Baxter; светильник Fortuny, Pallucco Italia.

Стеклянная пристройка над гостиной позволила сделать ее двусвет­ной и оборудовать кабинет (именно туда ведет лестница). Диван, Minotti; кресла, Baxter; светильник Fortuny, Pallucco Italia.

Но просто одноэтажный дом проблему шумного окружения не решал. Так родилась идея дома-прямоугольника с внутренним двором. Окна жилых помещений сориентированы вовнутрь, внешние стены глухие или вдоль них проходят коридоры. 

Мебели в каминной зоне почти нет. Камин сделан по дизайну архитекторов, журнальным столом служит плита из травертина. Кресла и диван, Baxter.

Мебели в каминной зоне почти нет. Камин сделан по дизайну архитекторов, журнальным столом служит плита из травертина. Кресла и диван, Baxter.

Дом, кстати, только кажется единым строением, а на самом деле состоит из нескольких корпусов. Стандартную идею зон архитекторы довели до предела, разведя по разным корпусам спальни, гостиную с библиотекой и кабинетом, кухню со столовой и хозчасть. 

Небольшая биб­лиотека соседст­ву­­ет с гостиной. Стеллажи сделаны на заказ; кресла, Baxter; люстра Skygarden, Flos.

Небольшая биб­лиотека соседст­ву­­ет с гостиной. Стеллажи сделаны на заказ; кресла, Baxter; люстра Skygarden, Flos.

Корпуса соединены галереями, открытыми и застекленными, которые зрительно замыкают прямоугольник. Дом не вызывает ассоциаций с крепостью, но по сути это она и есть. Вся жизнь проходит внутри, защищенная от окружающего мира тройным барьером (лес, забор и сам дом).

Кабинет отца хозяи­­на находится в пристройке над гостиной. Стеллажи сделаны на заказ, кресло на переднем плане — The Lounge Chair, Vitra.

Кабинет отца хозяи­­на находится в пристройке над гостиной. Стеллажи сделаны на заказ, кресло на переднем плане — The Lounge Chair, Vitra.

К лесу архитекторы отнеслись очень бережно. На участке не стали устраивать сложный ландшафтный дизайн. Чтобы не вырубать вековые сосны, где это было возможно, сделали отверстия в крыше. Деревья прорастают сквозь дом, словно это какой-нибудь природный объект. 

Спальня хозяев оформлена в теплых оттенках коричневого. Стены покрыты обоями, напоминающими по цвету господствующий в доме камень травертин. Кровать Visionnaire, кресла Molteni & C.

Спальня хозяев оформлена в теплых оттенках коричневого. Стены покрыты обоями, напоминающими по цвету господствующий в доме камень травертин. Кровать Visionnaire, кресла Molteni & C.

Усиливает сходство материал. Стены снаружи и частично внутри отделаны армянским травертином. Это была идея хозяина: армянин по происхождению, он захотел, чтобы в его московском доме что-то напоминало о корнях, и сам привез камень со своей родины. Так что теперь у него на Николиной Горе самая настоящая горная крепость.

Сохранить весь лес на участке не удалось, но архитекторы постарались спасти как можно больше деревьев. Корпуса соединены галереями с колоннами из травертина. Кроме соединительной у галерей есть и другие функции: эта, например, служит летней террасой.

Сохранить весь лес на участке не удалось, но архитекторы постарались спасти как можно больше деревьев. Корпуса соединены галереями с колоннами из травертина. Кроме соединительной у галерей есть и другие функции: эта, например, служит летней террасой.

Стены дома, пол и колонны галерей покрыты плитами из травертина. Заказчик, армянин, привез его со своей исторической родины.

Стены дома, пол и колонны галерей покрыты плитами из травертина. Заказчик, армянин, привез его со своей исторической родины.

Текст: Юлия Пешкова

Фото: Маноло Ильера
опубликовано в журнале №10 (100) октябрь 2011

Комментарии