Мартин Маржела оформил гостиницу в Бордо

"Дом на Птичьем острове” на самом деле стоит не посреди, а на берегу пруда, в котором вот уже десять лет счастливо проживает семейство лебедей. “Они во всем и виноваты, – говорит Алиса Тюрбье, хозяйка отеля Les Sources de Caudalie. – Из-за них наш сьют стал таким белоснежным”. 

Началась история с того, что семья Тюрбье решила отпраздновать десятилетие гостиницы полным обновлением главного сьюта. 

Доверить эту важную задачу они могли только другу и большому поклоннику винотерапии, которая практикуется в Les Sources de Caudalie, Мартину Маржела – он приезжает сюда каждый год на весенние каникулы и всегда останавливается в “Доме на Птичьем острове”. 

“Мне нравился деревенский аскетизм интерьера, – рассказывает дизайнер. – Он меня успокаивал. Но в то же время я вынашивал планы сговорить Алису и Жерома на что-нибудь принципиально новое, хотел придумать для них идиллию совершенно другого рода”.

Когда выяснилось, что желания хозяев и Мартина совпадают, он получил полный карт-бланш. Вот тут-то и возникла тема лебедей. 

“Я задумал что-то вроде декораций к “Лебединому озеру”, в которых при этом можно жить”, – объясняет дизайнер. Чтобы приспособить готическую сказку под расслабленный отдых в стране виноградников и фуа-гра, Мартину пришлось завезти в домик тридцать квадратных метров зеркал, покрасить стены в лебединый белый и потратить пару месяцев на создание неоклассических обманок, изображающих сложную лепнину и роскошные дворцовые двери. 

“Здесь все не то, чем кажется, – говорит он. – Классический постмодернистский интерьер в стиле Филиппа Старка, но без его обычной жесткости”. И действительно, все составляющие сибаритского мирка остались на месте: ванная на львиных лапах (единственный предмет мебели, сохранившийся от прежнего интерьера) стоит перед окном с видом на озерцо, лучи утреннего солнца падают прямо на гигантскую кровать, а на полу лежат ковры из крашеных коровьих шкур. 

“Но самая трогательная придумка Мартина – это изголовье кровати из подушек, – считает Алиса. – Я спросила его, будут ли они набиты лебединым пухом ради чистоты концепции. А он обвинил меня в живодерстве и заявил, что все подушки будут синтетическими и гипоаллергенными”. 

Единственный всплеск цвета в интерьере дает алый диван Bocca по дизайну Studio 65. “Это не просто культовый предмет дизайна 1970‑х, – говорит Мартин. – В нем столько витальности, секса и страсти. Без такого акцента комната была бы слишком выхолощенной”. Хозяева отеля воспринимают красный диван несколько по-другому. Алиса уверена, что этот выбор – дань главному богатству здешней природы, вину. “Мы много лет потратили на то, чтобы разработать систему винотерапии, ради которой и приезжают сюда наши гости. Так что Мартин все тонко уловил”.

Снаружи сьют совсем не изменился, остался таким же “скворечником”, как его называет Жером Тюрбье. Глядя на домик, трудно поверить, какая сложная авангардная конструкция прячется внутри. Но этот контраст – один из важных элементов игры. “Я в детстве думал, что каждая дверь – это переход в другой мир, как в волшебной сказке, – говорит Мартин. – Жаль, что во взрослой жизни приходится такие развлечения устраивать себе самому”.

Первым постояльцам новый интерьер приглянулся. “Нам уже говорили, что домик стал будто бы в два раза больше, а вид из окна – еще ярче и сочнее, – рассказывает Алиса. – Да и сам Мартин заявил, что теперь будет останавливаться только в нем. Ведь это первый интерьер, который он сделал полностью по собственному вкусу, не отвлекаясь на капризы заказчиков”.

Текст: Доминик Ремонден

Комментарии