Квартира на бульваре Сен-Жермен, 150 м²

Купив квартиру на бульваре Сен-Жермен, новые хозяева не могли нарадоваться: она была абсолютно “парижской”, с видом на Эйфелеву башню и интерьерами в духе бель-эпок – с лепными потолками и резным мраморным камином. “Радуйтесь, пока есть возможность, – скептически посоветовал им декоратор Жан-Луи Денио. – Скоро от этих цветочков ничего не останется”. 

Вид из столовой на гостиную. Винтажное кресло 1950‑х перетянуто тканью, Pierre Frey. Стол из дуба и бронзы сделан по эскизам Денио. Для перетяжки стульев в стиле Людовика XVI использовались ткани фабрик Zimmer+Rohde и Boussac. Люстра над столом была создана Джино ­Сарфатти в 1950-х. Живопись XVII века — из коллекции хозяев квартиры.

Вид из столовой на гостиную. Винтажное кресло 1950‑х перетянуто тканью, Pierre Frey. Стол из дуба и бронзы сделан по эскизам Денио. Для перетяжки стульев в стиле Людовика XVI использовались ткани фабрик Zimmer+Rohde и Boussac. Люстра над столом была создана Джино ­Сарфатти в 1950-х. Живопись XVII века — из коллекции хозяев квартиры.

Придя на объект, он решил всё переделать. “На мой взгляд, нет ничего пошлее парижских интерьеров образца 1890-х. А у этой квартиры такая загадочная планировка, что декоративные изыски здесь были излишни. Требовалось всё упростить”, – рассказывает он.

Гостиная. Изогнутый диван по дизайну Жан-Луи Денио для Collection Pierre. Журнальный столик 1950-х годов по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Камин­ный портал из хромированного металла, 1970-е годы. На стене — картины Жан-Мишеля Атлана из коллекции хозяев.

Гостиная. Изогнутый диван по дизайну Жан-Луи Денио для Collection Pierre. Журнальный столик 1950-х годов по дизайну Теренса Робсджона-Гиббингса. Камин­ный портал из хромированного металла, 1970-е годы. На стене — картины Жан-Мишеля Атлана из коллекции хозяев.

Дело в том, что коридор и гостиная стопятидесятиметровой квартиры имели полукруглую форму: они расположены в ротонде, венчающей здание. Денио решил эту планировочную странность подчеркнуть. В гостиной поставил изогнутый диван и положил ковер в форме сектора круга. В коридоре на стенах “прочертил” горизонтальные линии, которые акцентируют кривизну поверхности. 

Из студии на втором уровне квартиры можно любоваться “открыточным” <br />
видом на Эйфелеву башню и Дом инвалидов. Кресло 1950-х годов купили в Лос-Анджелесе.

Из студии на втором уровне квартиры можно любоваться “открыточным”
видом на Эйфелеву башню и Дом инвалидов. Кресло 1950-х годов купили в Лос-Анджелесе.

В плане квартиры он поменял немногое, например, расположил между кухней и гостиной стол с раздвижной стеклянной перегородкой посередине. Когда перегородка закрыта, комнаты разделены. Когда открыта, четыре человека могут обедать, сидя на стульях по дизайну Гарри Бертойи – двое с кухонной стороны, двое со стороны гостиной.

Стол со стеклянной перегородкой служит элементом, который позволяет объединять и разделять кухню и малую гостиную. Стулья по дизайну Гарри Бертойи, Knoll International.

Стол со стеклянной перегородкой служит элементом, который позволяет объединять и разделять кухню и малую гостиную. Стулья по дизайну Гарри Бертойи, Knoll International.

В декоре Денио вдохновлялся образом легендарной натурщицы Мэн Рэя и сюрреалистов – Кики с Монпарнаса. Вместе с нею пришли ассоциации с конструктивизмом, живописью Мондриана и дизайном Ритвельда. 

Вестибюль. Ковер и светильники по дизайну Жан-Луи Денио. Кресла по эскизам испанского архитектора Оскара Тускетса, 1970-е. Картина Гера ван Велде, 1950-е.

Вестибюль. Ковер и светильники по дизайну Жан-Луи Денио. Кресла по эскизам испанского архитектора Оскара Тускетса, 1970-е. Картина Гера ван Велде, 1950-е.

“Я хотел поиграть с темой богемного шика 1920-х”, – говорит Жан-Луи. Но по доброте душевной он всё-таки оставил в интерьере некоторые классические элементы, которые нравились хозяевам, – например, резные двери, а кроме того, добавил дорожку с меандром в коридоре и хромированный камин 1970-х, но с порталом в стиле Людовика XVI. “Должно же у клиентов быть ощущение “французской” квартиры”, – поясняет Денио.

Спальня хозяев. У стены — дубовый комод по дизайну Джо Понти, над ним — картина Натали Рич‑Фернандес Le Poulpe, 2005 год.

Спальня хозяев. У стены — дубовый комод по дизайну Джо Понти, над ним — картина Натали Рич‑Фернандес Le Poulpe, 2005 год.

Добавляем его фирменную палитру серых и бежевых оттенков (“Мне заказывали белые стены, но я всех переубедил: выбранные мной дубовые панели на белом не смотрелись”), смесь антикварных, дизайнерских и самим Денио созданных предметов, живопись из коллекции хозяев – получаем образцовый “авторский интерьер”, от которого заказчики, хотевшие изначально другого, в экстазе. Они с восторгом расписывают достоинства своего декоратора. Денио загадочно улыбается: уметь надо так клиентов обрабатывать.

Спальня хозяев. Изголовье кровати обтянуто тканью, Pierre Frey. Прикроватные тумбочки по дизайну Эрве ван дер Стратена назы­ваются Insomnie — “Бессонница”. На них стоят винтажные фарфоровые лампы из Дании. На переднем плане столик ­(золоченое основание и столешница из палеонтологической окаменелости) по дизайну Филиппа Икили.

Спальня хозяев. Изголовье кровати обтянуто тканью, Pierre Frey. Прикроватные тумбочки по дизайну Эрве ван дер Стратена назы­ваются Insomnie — “Бессонница”. На них стоят винтажные фарфоровые лампы из Дании. На переднем плане столик ­(золоченое основание и столешница из палеонтологической окаменелости) по дизайну Филиппа Икили.

Фрагмент спальни с видом на ванную. Кресло по дизайну Жан-Луи Денио для Collection Pierre обтянуто тканью, John Hutton.

Фрагмент спальни с видом на ванную. Кресло по дизайну Жан-Луи Денио для Collection Pierre обтянуто тканью, John Hutton.

Лестница, ведущая из основных поме­щений квартиры в студию наверху. На стене — зеркало Origami, Pouenat Ferronnier. Зеркало было изменено по эскизам Денио: верхняя и нижняя панели оставлены черными, как в ори­гинале, а боковые выкрашены под золото. По мнению декоратора, это выглядит конструктивистски.

Лестница, ведущая из основных поме­щений квартиры в студию наверху. На стене — зеркало Origami, Pouenat Ferronnier. Зеркало было изменено по эскизам Денио: верхняя и нижняя панели оставлены черными, как в ори­гинале, а боковые выкрашены под золото. По мнению декоратора, это выглядит конструктивистски.

Текст: Иан Филлипс

Комментарии