Портрет: дизайнер Патрик Жуэн

Патрик Жуэн родился в 1967 году. В детстве любил рисовать и мастерить – профессию дизайнера выбрал как среднее арифметическое между этими двумя увлечениями. Выпускник Высшей национальной школы промышленного дизайна. Работал у Филиппа Старка, в 1998 году открыл свое бюро. В 2010 году у Жуэна прошла персональная ­выставка в Центре Помпиду.

Портрет: дизайнер Патрик Жуэн

Эту люстру я видела в десятках разных интерьеров. И каждый раз не могла вспомнить имя ее автора. Декораторы, которые демонстрировали мне каскад из прозрачных шаров, тоже лопотали нечто невнятное: “Ну, это известная вещь... Что-то из 1960-х годов”. На самом деле светильник под названием Ether появился на свет в 2006-м.

Люстра из муранского стекла Ether, Murano Due, 2006

Люстра из муранского стекла Ether, Murano Due, 2006

“Идея этой люстры настолько очевидна, что кажется, ее должны были придумать давным-давно, – говорит Патрик Жуэн. – Но я оказался первым, а уж потом ее начали копировать все кому не лень”. С виду мой собеседник похож на ежа: вздернутый нос, быстрые черные глаза, жесткие волосы и брови, настолько густые, что кажутся колючими. Несмотря на запоминающуюся внешность, Жуэн умудряется быть дизайнером-невидимкой.

Бутик ювелирной марки Van Cleef & Arpels на Вандомской площади, Agence Jouin Manku, 2006. В центре — укруп­ненная версия люстры Ether

Бутик ювелирной марки Van Cleef & Arpels на Вандомской площади, Agence Jouin Manku, 2006. В центре — укруп­ненная версия люстры Ether

Начать с того, что путь в его парижскую студию лежит через крошечную арку, откуда попадаешь в переулок шириной ровно в один автомобиль. С точностью вычислить местоположение офиса, в котором Жуэн базируется вместе с коллегой-архитектором Санжитом Манку, не в силах даже Google Maps. Если бы не всеведущий пожилой таксист, наша встреча могла вообще не состояться.

Номер отеля Benkiraï в Сен-Тропе, Agence Jouin Manku, 2006

Номер отеля Benkiraï в Сен-Тропе, Agence Jouin Manku, 2006

Студия Жуэна занимает несколько комнат с большими окнами и белыми стенами в бывшем промздании. В переговорной, куда меня приглашает хозяин, в глаза сразу бросается стеллаж, нагруженный тарелками в таком количестве, что впору сервировать банкет. 

Диван Cute-Cut, Pianca, 2000

Диван Cute-Cut, Pianca, 2000

Жуэн больше десяти лет работает с шефом Аленом Дюкассом – на его счету несколько ресторанов, а также разработанная для них мебель, посуда и даже кастрюли. 

Жуэн и шеф Ален Дюкасс с кастрюлей PastaPot, Alеssi, 2007. В 2011 году эта кастрюля получила дизайнерскую награду Compasso d’Oro

Жуэн и шеф Ален Дюкасс с кастрюлей PastaPot, Alеssi, 2007. В 2011 году эта кастрюля получила дизайнерскую награду Compasso d’Oro

Но кто станет интересоваться происхождением стульев и тарелок, когда вы пришли вкусно поужинать? Жуэн иллюзий на этот счет не имеет. Когда я спрашиваю, в чем секрет хорошего застолья, вместо дизайнерского рецепта получаю в ответ банальное: “Хорошая компания”.

Нью-йоркский бар Guild располагается в здании Villard Houses 1884 года ­постройки. Agence Jouin Manku, 2005

Нью-йоркский бар Guild располагается в здании Villard Houses 1884 года ­постройки. Agence Jouin Manku, 2005

Несмотря на это, Жуэн может потратить несколько лет на проектирование ножей-вилок. Дизайнер достает из деревянного пенала прототипы столовых приборов Zermatt – изначально они создавались для Le Jules Verne, очередного заведения Дюкасса на Эйфелевой башне. Но ресторан заработал в декабре 2007 года, а приборы были готовы лишь в 2010-м. 

Столовые приборы из стали Zermatt, Puiforcat, 2010

Столовые приборы из стали Zermatt, Puiforcat, 2010

“Спроектировать ресторан проще, чем стул или вилку, – считает Жуэн. – Если в интерьере есть какие-то недочеты, их можно спрятать. Но вещь, с которой ты соприкасаешься физически, должна быть безупречной”. Приборы Zermatt лежат в руке так естественно, что их быстро перестаешь замечать. В мире дизайнеров-звезд, у которых что ни вещь, то громкое заявление, так себе имя не сделаешь. Но Жуэн решает задачи другого свойства.

Посуда из сервиза Evol, Gien, 2006

Посуда из сервиза Evol, Gien, 2006

“Представьте: вы на ужине, отрезали кусок мяса, потом отвлеклись на беседу и положили грязный нож на стол – всё, скатерть испорчена. А мне хотелось, чтобы она оставалась чистой”, – Жуэн опускает нож Zermatt на стол, и оказывается, что между лезвием и столешницей есть зазор в несколько миллиметров. 

Настольная лампа Bloom (2010) раскрывается, как бутон настоящего цветка

Настольная лампа Bloom (2010) раскрывается, как бутон настоящего цветка

Дизайнер делает несколько энергичных движений, прижимая ножик к воображаемой скатерти, но он, словно кукла-неваляшка, возвращается в исходное положение. “Вот поэтому у этих приборов такие необычные, как бы ломаные, черенки. Обычно у моих вещей более женственная форма”, – говорит он и кивает в сторону пластиковых стульев Thalya, выстроившихся вдоль длинного стола.

Пластиковые стулья Thalya, Kartell, 2007

Пластиковые стулья Thalya, Kartell, 2007

Плавные очертания характерны не только для жуэновской мебели. В 2006 году он сделал редизайн бутика Van Cleef & Arpels на Вандомской площади, который получился безумно лиричным и нежным, под стать украшениям этой марки. Проект наделал много шума – казалось бы, вот она, слава. 

Лобби гоcтиницы Chlösterli в Гштааде, Agence Jouin Manku, 2003

Лобби гоcтиницы Chlösterli в Гштааде, Agence Jouin Manku, 2003

Но официально и бутик, и все прочие интерьерные проекты Жуэна считаются не его единоличной работой, а результатом коллаборации с Санжитом Манку. Видимо, эта двойственность – причина того, что иногда округлость и женственность форм выливается у коллег в какой-то безумный футуризм, как это было в случае с частной резиденцией YTL в Куала-Лумпуре.

Футуристический частный дом YTL в Куала-Лумпуре, Agence Jouin Manku, 2009

Футуристический частный дом YTL в Куала-Лумпуре, Agence Jouin Manku, 2009

Дом, похожий на космический корабль, припарковавшийся среди городской застройки, был напечатан во французском AD, и по итогам этой публикации Жуэн и Манку получили заказ на строительство дачи в Крыму. 

Диван Kami, Cassina, 2003

Диван Kami, Cassina, 2003

“Все уехали на объект, на Украину”, – говорит Патрик, когда я спрашиваю, почему в студии так пусто – только хозяин и пара ассистентов. Дело идет к тому, что эта работа получится еще более радикальной, чем дом в Малайзии, – на крымской даче, например, предполагается, что в главном доме вообще не будет никаких стен.

В 2004 году, когда Лиль был избран культурной столицей Европы, Жуэн и Манку организовали подсветку местного вокзала Lille-Flandres

В 2004 году, когда Лиль был избран культурной столицей Европы, Жуэн и Манку организовали подсветку местного вокзала Lille-Flandres

В жизни самого Жуэна всё гораздо зауряднее. Наш разговор прерывает секретарь – на часах пять, и Патрику пора ехать за детьми. Это ежедневный ритуал, который соблюдается неукоснительно. “Боже, чуть не опоздал!” – восклицает он и на прощание показывает мне в айфоне фотографию двух малышей, плещущихся в ванне. Еще минута, и знаменитый французский дизайнер смешается с толпой обычных парижан, спешащих забрать детей из школы. 

Похожая на позво­ночник лестница в куала-лумпурском особняке

Похожая на позво­ночник лестница в куала-лумпурском особняке

Фото: Eric Laignel; Mario pignata monti; thomas duval; pianca dr; Roland Halbe; архив пресс-службы
опубликовано в журнале №9 (99) сентябрь 2011

Комментарии