Портрет: декоратор Мюриэль Брандолини

В детстве нью-йоркский декоратор Мюриэль Брандолини жила вместе с родителями в Азии, и мысли об экзотических странах не дают ей покоя до сих пор. 

Декоратор Мюриэль Брандолини в своем нью-йоркском таунхаусе

Декоратор Мюриэль Брандолини в своем нью-йоркском таунхаусе

“Я помню Вьетнам так, словно была там только вчера – виды, краски, запахи”, – признается Мюриэль, в жилах которой течет французская, вьетнамская и венесуэльская кровь. 

Столовая в квартире Мюриэль, Нью-Йорк, проект 2010 года. Стены обтянуты тканью, на которой бисером вышиты цитаты из повести “Старик и море” Хемингуэя

Столовая в квартире Мюриэль, Нью-Йорк, проект 2010 года. Стены обтянуты тканью, на которой бисером вышиты цитаты из повести “Старик и море” Хемингуэя

Каким образом этот интернациональ­ный бэкграунд отражается в ее интерье­рах,­ хорошо видно на иллюстрациях в ­альбоме “Мир Мюриэль Брандолини”. Книжка вышла в октябре 2011 года в издательстве Rizzoli и тем самым подвела промежуточный итог в карьере женщины, которая сейчас числится среди самых востребованных декораторов Нью‑Йорка.

Подушка Face из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Подушка Face из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Фирменный почерк Брандолини – это безумное жонглирование орнаментами и стилями. Она смешивает классику, этнику и знаменитые дизайнерские вещи так, словно они были созданы друг для друга. Правда, чем дальше, тем реже дело ограничивается одними только интерьерами. 

Раскладной стол Geometric Table из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Раскладной стол Geometric Table из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

“Я постоянно пробую что-нибудь новое, без этого невозможно двигаться дальше”, – говорит Брандолини. Один из ее проектов за последние годы – поп-ап-стор, работавший в 2011 году в универмаге Barneys New York. 

Гостиная дома  в Нью-Йорке, проект 2000 года. На переднем ­плане — стол в стиле ар-деко и пара табуретов, набитых конским волосом

Гостиная дома  в Нью-Йорке, проект 2000 года. На переднем ­плане — стол в стиле ар-деко и пара табуретов, набитых конским волосом

Вниманию покупателей предлагались уличные кресла, складные столики, а также подушки и коврики, вручную расшитые бисером мастерицами из Азии. Традиционную технику дизайнер использует для воплощения отнюдь не канонических сюжетов, вещи из новой коллекции украшают рисунки в духе дадаизма и сюрреализма. 

Раскладной  стул Mechanic  Chair из коллекции для Barneys,  2011 год

Раскладной  стул Mechanic  Chair из коллекции для Barneys,  2011 год

“Мне кажется, что они отражают дух нашего беспокойного времени, когда люди только и делают, что пытаются поспеть за новыми технологиями”, – объясняет дизайнер свой замысел.

Гостиная квартиры в Верхнем Ист-Сайде, Нью-Йорк, проект 2002 года. Акриловые столики по дизайну Алессандро Альбрицци. Кресла XIX века. Диван сделан на заказ, Houston Upholstery

Гостиная квартиры в Верхнем Ист-Сайде, Нью-Йорк, проект 2002 года. Акриловые столики по дизайну Алессандро Альбрицци. Кресла XIX века. Диван сделан на заказ, Houston Upholstery

С Barneys Брандолини сотрудничала не впервые, до этого проекта здесь уже продавалась придуманная ею коллекция пляжных аксессуаров. Декорации, в которых эти вещи были выставлены, она тоже сделала сама. Тотальный контроль над проектом и бьющий через край креатив – клиентам Мюриэль подчас приходится нелегко. 

Подушка Skulls из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Подушка Skulls из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

На стадии обсуждения ее замыслы выглядят как бред сумасшедшего, а потом материализуются в чуть менее безумные, но крайне экстравагантные интерьеры. Обить стену тканью, чуть ли не сплошь зашитой бисером, – это для нее в порядке вещей. “К счастью, люди, с которыми я работаю, почему-то мне верят. Думаю, мне просто везет”, – говорит Брандолини. Свою суперуспешную карьеру она тоже считает результатом счастливых совпадений.

Гостиная в квартире в Нью‑Йорке, проект 2002 года. Шезлонг L-77 по дизайну Освальдо Борсани; ковер, Fedora Design

Гостиная в квартире в Нью‑Йорке, проект 2002 года. Шезлонг L-77 по дизайну Освальдо Борсани; ковер, Fedora Design

В 1979 году, после нескольких лет, проведенных с матерью на Мартинике и во Франции, где она успела окончить школу, будущий дизайнер обосновалась в Нью-Йорке. К этому времени у нее уже был кое-какой опыт работы стилистом, и она взялась облагородить съемную квартиру, где превратила одну из стен в коллаж из тканей. 

Квартира в Челси, фрагмент спальни. Табурет и туалетный столик по дизайну Астрид Эриксон. Текстильный дизайн Джины Бьянко

Квартира в Челси, фрагмент спальни. Табурет и туалетный столик по дизайну Астрид Эриксон. Текстильный дизайн Джины Бьянко

Получилось настолько удачно, что в течение одного только года фотография этой стены появилась в одиннадцати разных изданиях. “С тех пор мои вкусы не раз менялись, но снобизмом я никогда не страдала, – говорит Брандолини. – Я открыта для новых идей и готова нарушать все мыслимые правила, как и двадцать лет назад”.

Подушка Tempest из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Подушка Tempest из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Заголовки в духе “Брандолини снова нарушает правила” действительно появляются в американской прессе регулярно. И, как это часто бывает с низвергателями авторитетов, Мюриэль уже сама стала примером для нового поколения дизайнеров. 

Салон квартиры в Челси, Нью-Йорк, проект 2008 года. Итальянские кресла 1960-х годов. Разно­цветный столик To Turn You On, дизайнер Дамиан Ланглуа-Мёрин. У окна — бюро по дизайну Греты Магнуссон-Гроссман, 1952 год, и столики по дизайну Этторе Соттсасса

Салон квартиры в Челси, Нью-Йорк, проект 2008 года. Итальянские кресла 1960-х годов. Разно­цветный столик To Turn You On, дизайнер Дамиан Ланглуа-Мёрин. У окна — бюро по дизайну Греты Магнуссон-Гроссман, 1952 год, и столики по дизайну Этторе Соттсасса

Временами возникает ощущение, что на ночь дизайнер подключается к электросети – люди с таким зарядом внутренней энергии встречаются нечасто. Как говорит сама Брандолини: “Я не стремлюсь к совершенству. Главное для меня – никогда не останавливаться”.

Дорожка для стола Man из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Дорожка для стола Man из коллекции для универмага Barneys, 2011 год

Текст: Дорис Шеврон

Фото: ©The World of Muriel Brandolini, Rizzoli New York, 2011; архив пресс-службы
опубликовано в журнале №10 (100) октябрь 2011

Комментарии