Субъект культа: Уильям Моррис

Если бы Уильяму Моррису сказали, что спустя полтора века его будут помнить только как одного из основоположников движения Arts and Crafts (искусств и ремесел), он бы наверняка удивился, а то и обиделся. 

Фотопортрет Уильяма Морриса (1834–1896), сделанный в Лондоне в 1870-х годах

Моррис с завидным энтузиазмом работал во многих гуманитарных областях. В юности он пробовал себя как художник, правда, не особенно преуспел – основатель братства прерафаэлитов Данте Габриэль Россетти осмеял его попытки писать. 

Камин в Дубовом зале в особняке Уайтуик-Мэнор, графство Уэст-Мидлендс, архитектор Теодор Мандер, дизайнер Эдвард Оулд. Гардины Cray по эскизам Морриса

Зато искусствоведом-медиевистом Моррис стал профессиональным. Кроме того, он был активным общественным деятелем (в 1885 году участвовал в создании “Лиги социалистов” и часто писал для ее журнала The Commonweal), а также поэтом, переводчиком и издателем (основал издательство Kelmscott Press).

Кресло, обитое шерстяной тканью Bird, около 1870 года

Главным, что определило путь Морриса в искусстве и его стиль, было Средневековье, которое он изучал и боготворил. Плотный орнамент на обоях, тканях и коврах Морриса напоминает средневековые гобелены; витражи и росписи по дереву – готические аналоги, и даже оформленные им книги похожи на манускрипты XI–XIII веков. 

  • Страница и обложка сборника стихов Уильяма Морриса A Book of Verse, 1870 год
  • Страница из “Рубаи” Омара Хайяма в переводе Уильяма Морриса, издание 1872 года с иллюстрациями самого Морриса, Чарльза Фэрфакса Мюррея и Эдварда Бёрн-Джонса
  • Страница и обложка сборника стихов Уильяма Морриса A Book of Verse, 1870 год
  • Но не стоит думать, что Моррис занимался бездумным копированием. В своих орнаментах он пытался “скрестить” готику с натурализмом и считал, что природа – лучший источник вдохновения. 

  • Образец обоев по эскизам Уильяма Морриса, Chrysanthemum (1886 год)
  • Образец обоев по эскизам Уильяма Морриса, Kennet (1883 год)
  • В одной из своих лекций он говорил: “Любое украшательство бессмысленно, если оно не вызывает приятных воспоминаний. Не лучше ли иметь обои или шторы, навевающие мысли о лугах Пикардии или виноградных лозах в вашем саду, чем унылые ряды фальшивых цветочков и листочков, которые остается только пересчитывать от скуки?”. 

    Гостиная дома писателя Тома­са Карлайла в Лондоне с обоями Willow Bough и скатертью по эскизам Морриса

    Он призывал своих современников брать за основу орнаментов простые английские цветы: розы, лилии и маргаритки, а не экзотические заморские растения. И сам подавал пример: первые же обои, которые Моррис придумал в 1862 году, – Trellis – были “срисованы” с розового куста из его собственного сада.

    Обои Trellis (первый орнамент для обоев Морриса) из прихожей Станден-хауса в графстве Сассекс. Делая эскизы, Моррис решил, что птицы ему не удаются, и попросил своего друга, архитектора Филиппа Уэбба, нарисовать их

    Несмотря на то что Моррис считается одним из популяризаторов бумажных обоев, он не был их ярым поклонником. У себя дома он практически их не использовал, предпочитая ткани и гобелены. Моррис, как и многие состоятельные викторианцы, был жертвой предрассудка, что обои – дешевый вариант декора. С другой стороны, принципы производства обоев (с 1813 года их печатали на паровых станках) шли вразрез со стремлением Морриса восстановить и сохранить ремесленные навыки и ручной труд.

    Читайте также: Особняк Уильяма Морриса в Келмскотте

    Спальня Уильяма Морриса в особняке Келмскотт-Мэнор —  его летней резиденции в графстве ­Оксфордшир

    “Мы, дизайнеры и художники, являемся сейчас единственными представителями ремесленного искусства, которое в условиях рыночного производства фактически вымирает”, – говорил он. К сожалению, воззрения Морриса-дизайнера противоречили принципам Морриса-социалиста. 

    Обои Willow, Artichoke, Scroll и Pimpernel  из коллекции Archive Prints, выпущенной Morris & Co. в 2011 году в честь 150-летия фабрики

    Он считал, что красивые и удобные дома, мебель, предметы декора должны быть доступны для широких масс, а это едва ли было возможно без развития машинного производства. Даже бумажные обои по дизайну Морриса (не говоря о тканях, мебели и стекле) были по карману далеко не каждому – из-за сложных многоцветных рисунков процесс их изготовления был долгим и дорогостоящим.

  • Образцы плитки по эскизам Уильяма Морриса из архивов Музея Виктории и Альберта в Лондоне, орнамент 1875 года
  • Образцы плитки по эскизам Уильяма Морриса из архивов Музея Виктории и Альберта в Лондоне, орнамент 1860 года
  • Образцы плитки по эскизам Уильяма Морриса из архивов Музея Виктории и Альберта в Лондоне, орнамент 1864 года
  • Образцы плитки по эскизам Уильяма Морриса из архивов Музея Виктории и Альберта в Лондоне, орнаменты 1864 года
  • Нужно признать, в моду стиль Морриса вошел не сразу и так никогда и не завоевал абсолютной популярности. Например, Оскар Уайльд терпеть не мог его орнаменты. В начале 1860-х годов они интересовали только друзей и коллег Морриса – дизайнеров, поэтов, художников, и только к 1880-м годам проникли в дома представителей среднего класса и в справочники для декораторов. 

  • Архивный образец обоев с изображением гранатов, лимонов и оливок, 1862 год. Этот узор лег в основу знаменитых обоев Fruit
  • Современная интерпретация обоев Fruit входит в коллекцию Archive Prints, выпущенную Morris & Co. в 2011 году
  • Многие состоятельные люди стали заказывать у Морриса не только обои и ткани, но и целые интерьеры. Он был известен как мастер на все руки: клиенты поручали ему оформить стены и окна, выбрать мебель, выложить плиткой камин. 

    Бюро по дизайну Филиппа Уэбба, расписаное Уильямом Моррисом сценами из жития святого Георгия, 1861–1862

    Именно многопрофильность и узнаваемый стиль сделали Морриса первым британским интерьерным дизайнером в современном значении этого слова.

  • Витраж по эскизам Морриса, “Король Артур и сэр Ланселот” из серии “Тристан и Изольда”, заказанной коммерсантом Уолтером Данлопом, 1862 год, Брэдфорд
  • Витраж по эскизам Морриса, “Ангел со скрипкой”, 1861 год, церковь Всех святых в Селсли
  • Витраж по эскизам Морриса, “В начале было слово”, 1861 год, церковь Всех святых в Селсли
  • Текст: Ксения Ощепкова

    Фото: Bridgeman/fotodom; Victoria and Albert Museum, London; Andreas Von Einsiedel/NTPL; Nadia mackentie/ntpl; Jonathan gibson/ntpl; Akg Images/east news; архив пресс-службы
    опубликовано в журнале №10 (100) октябрь 2011

    читайте также

    Комментарии