Квартира по дизайну Томаса Физанта в Нью-Йорке

Португальский политик Жозе Мануэль Баррозу как-то сказал: “Иногда интуиция – это просто умение вовремя осмотреться вокруг”. Есть порода людей, более других склонных смотреть на мир внимательно, – это коллекционеры. 

Вид из зоны столовой на гостиную и окна, выходящие в Центральный парк. Ковер сделан в технике деграде — двадцать оттенков шерсти варьируются от цвета слоновой кости в центре комнаты до оттенка загара у окон. Шторы сшиты из того же шелка, которым обтянуты стены.

Хозяева квартиры над Центральным парком в Нью-Йорке – обладатели обширной коллекции искусства, и в 2005 году во время поездки в Большое Яблоко они были особенно наблюдательны. На противоположной от своего отеля стороне улицы они заметили симпатичное здание и решили его посетить. Результатом визита стала покупка квартиры. “Она сама нашла нас, – вспоминает хозяйка. – И сказала, какой хочет быть”.

Семейная гостиная. Кресла из джута по дизайну Томаса Физанта, Maguire. На стене — картина Джорджо Моранди.

Для того чтобы “перевести” пожелания квартиры на понятный людям язык, хозяева пригласили вашингтонского дизайнера Томаса Физанта (он уже оформлял им загородный дом). Во время своего первого визита в еще неотремонтированное помещение, бродя по пустой бетонной коробке среди электрокабелей и водопроводных труб, Физант подошел к окнам и увидел открыточный вид Нью-Йорка. “Это было похоже на кадр из голливудского фильма 1930-х годов, – говорит дизайнер. – И я подумал: если бы я был кинохудожником, я бы воссоздал эту атмосферу, только слегка ее осовременив”.

Столовая. Отделанный пергаментом буфет по дизайну Физанта напоминает работы Томми Парцингера, мебельного дизайнера середины ХХ века, вещи которого коллекционировала, к примеру, Мэрилин Монро. Над сервантом — ширма работы Пьера Боннара.

Загородный дом клиентов классичен и заполнен картинами постимпрессионистов. В городской квартире они хотели показать свою коллекцию модернистского искусства: Фернана Леже, Джорджо Моранди, Виллема де Кунинга, Энди Голдсуорти. Одна беда – на момент начала ремонта коллекции еще не было, они только начинали ее собирать. “Моей целью было создать интерьер, который и без искусства сможет произвести впечатление”, – говорит Физант. Достиг он этого своим фирменным приемом – выстроил пространство на игре фактур (деревянные и шелковые стеновые панели, полы из известняка и мрамора). 

Фрагмент гостиной. Над столиком для настольных игр висит картина неизвестного автора из круга “Де стиль”.

“Здесь всё хочется потрогать!” – восхищается хозяйка. И еще ей очень нравится колорит – бежевый и оттенок слоновой кости. “Живопись на таком фоне смотрится бесподобно”. Для Физанта такая цветовая гамма принципиальна: “Я всегда создаю интерьеры не слишком навязчивые. Если на них будет стоять “дата создания”, они устареют очень скоро. А из этой квартиры весь модернизм можно убрать и заменить китайским антиквариатом – это не изменит самого характера пространства”. Такая же ненавязчивая эклектичность заметна и в подборе мебели (большая ее часть сделана по эскизам Физанта). “В моих работах всегда есть исторические реминисценции, но я никого не копирую”.

Спальня хозяев. Кровать по дизайну Томаса Физанта — деревянное изголовье покрыто лаком оттенка слоновой кости. Стол и стулья тоже по дизайну Физанта. Над столом — картина Фернана Леже.

С архитектурной точки зрения в квартире была одна сложность – горизонтальная балка, рассекавшая пространство почти пополам. Но Физант превратил дефект в эффект: он понизил потолки в смотрящей на парк части квартиры, придав общественным зонам (столовой и двум гостиным) камерный характер. Эта интимность пришлась кстати – у хозяев огромная семья, они устраивают много приемов. “Камерность помещения заставляет гостей собираться в группы нормального, “человеческого” размера. А поскольку комнаты всё же большие, никто не мешает друг другу”, – говорит хозяйка. Каковы же вообще ее впечатления от квартиры? “Отсюда не хочется уходить”, – смеется она. Красноречивая реакция со стороны людей, которые вообще-то жить в городе не собирались.

Прихожая. Стол по дизайну Томаса Физанта. Стены обтянуты шелком. На стене слева — картина Виллема де Кунинга, на дальней — работа Ханса Хофманна, рядом скульптура ­Барбары Хепуорт.

Текст: Хорхе Аранго

Фото: дарстон сейлор
опубликовано в журнале №10 (122) ОКТЯБРЬ 2013

читайте также

Комментарии