Лаконичная квартира в центре Парижа

Некоторые вещи достойны того, чтобы их долго дожидались. Три с половиной года ушло на то, чтобы отремонтировать этот пентхаус на авеню Монтень. Только чтобы получить разрешение на прорубку одного узкого окна, через которое теперь видно Эйфелеву башню, потребовалось два года. 

Лаконичная квартира в центре Парижа

Но дело не в одной лишь бюрократии – дело еще в перфекционизме архитектора Клаудио Сильвестрина. Он, к примеру, хотел работать с одной конкретной бригадой строителей из Бергамо, а они были заняты. “Есть разница между фастфудом и высокой кухней, верно? – объясняет Сильвестрин. – Хорошие вещи на дороге не валяются”.

Лаконичная квартира в центре Парижа

Знаменитый минималист не склонен к компромиссам и не боится трудностей. Так, каждое окно в квартире весит восемьсот килограммов (по словам хозяев, рамы открываются “моторами, достойными “феррари”). А центральный элемент квартиры – бронзовый остров длиной тринадцать метров (Сильвестрин зовет его “горизонтальным обелиском”) – вообще весит четыре тонны. Для его монтажа наняли два крана и перекрыли авеню Монтень на целую ночь. “В следующий раз он сдвинется с места, только если в Париже случится землетрясение”, – шутит хозяйка.

Лаконичная квартира в центре Парижа

Заказчики Сильвестрина – итальянская пара с тремя взрослыми детьми. Творчество земляка привлекло их, когда они увидели построенный им магазин Armani в Сан-Паулу. “Это было похоже на собор – спокойный и торжественный”, – вспоминает заказчик. До Парижа Сильвестрин уже сделал им квартиру в Монте-Карло, но там были компромиссы – учитывались интересы большой семьи. А в Париже заказчики планировали жить без детей и дали архитектору полную свободу действий.

Лаконичная квартира в центре Парижа

Площадь двести пятьдесят квадратных метров получилась в результате объединения двух квартир: одна принадлежала старушке девяноста четырех лет, другая – старичку девяноста пяти лет от роду. Обе были оклеены обоями и смотрели на город маленькими окнами. “Ни смысла, ни энергии в них не было, – рассказывает Сильвестрин. – То, что получилось теперь, находится на грани интерьера и инсталляции. Это почти произведение искусства, функциональность здесь вторична”.

Лаконичная квартира в центре Парижа

Хотя пространство предельно открыто, оно четко поделено на три зоны: гостиную, спальню и центральное помещение, где расположились кухня, а также гардеробная и ванная хозяина. Ванная стен не имеет. А вот душ хозяйки, напротив, находится в глубине квартиры, и ведет к нему коридор шириной сорок сантиметров. “Коридорчик очень удобный. Даже наш старший сын, огромный, как шкаф, чудесно там проходит!” – говорит она. 

Лаконичная квартира в центре Парижа

Сильвестрин поясняет идею: “Хотелось, чтобы было как во время прогулки по Венеции – идешь по узенькой улочке и внезапно попадаешь на открытую площадь. Напряжение и зажатость сменяются чувством свободы и простора”. Остров-обелиск вместил множество функций, от обеденного стола и раковины мужа до массажного стола жены. “Он высоковат – я сейчас ищу очень рослого массажиста”, – смеется она. Имеется и плита для готовки на виду у гостей (в глубине квартиры, впрочем, оборудована еще одна, более практичная кухня).

Лаконичная квартира в центре Парижа

Материалы Сильвестрин использовал натуральные – камень и древесину кедра, всю мебель (кроме легендарного кресла Ханса Вегнера China) спроектировал сам. Впрочем, ее тут, конечно, совсем не много: всё, что можно, встроено и спрятано. В такой идеальной просчитанности, конечно, суть минимализма. Но, по признанию Сильвестрина, и счастливой случайности в его работе место тоже находится. Например, если сесть на одну из скамеек в кухне, в окне напротив обнаруживается отражение Эйфелевой башни. “На это я определенно не рассчитывал!” – улыбается Сильвестрин.

Лаконичная квартира в центре Парижа

Текст: Иан Филлипс

Фото: джеймс моррис
опубликовано в журнале №10 (122) ОКТЯБРЬ 2013

Комментарии