Квартира в Париже, 35 м²

Кристоф Пуайе – молодой и успешный дизайнер: на счету бюро Humbert & Poyet, которое они основали с приятелем в 2007 году, десятки частных и общественных интерьеров. На вопрос о том, что в пространстве главное, Кристоф отвечает: “Вид из окна!” Его квартира в Париже – лучшее доказательство. 

Гостиная. Диван, Steiner; подушки на нем, Rouge du Rhin. На стене — бра по дизайну Сержа Муя. Гравюра на стене — работа Виктора Вазарели. Торшер, Stilnovo. Журнальный столик винтажный, 1950-х годов. Светильник из Скандинавии, 1960-е.

Гостиная. Диван, Steiner; подушки на нем, Rouge du Rhin. На стене — бра по дизайну Сержа Муя. Гравюра на стене — работа Виктора Вазарели. Торшер, Stilnovo. Журнальный столик винтажный, 1950-х годов. Светильник из Скандинавии, 1960-е.

Расположенная в Девятом округе, она имеет площадь всего тридцать пять квадратных метров, но из ее окон открывается шикарный вид на церковь Сакре-Кёр. “Вы бы видели ее на закате, она становится то янтарной, то розовой”, – хвастается Кристоф.

Дизайнер Кристоф Пуайе в гостиной своей квартиры.

Дизайнер Кристоф Пуайе в гостиной своей квартиры.

Квартира его находится на мансардном этаже и изначально состояла из трех комнат, предназначенных для прислуги. Кристоф полностью изменил пространство, оставив только старинный паркет. Его главной целью было зрительно расширить помещение: “Я хотел, чтобы из любой точки  квартиры были видны все три окна”. 

Общий вид гостиной. В центре комнаты — стул LCW по дизайну Рэй и Чарлза Имз. Кристоф искал его оригинальную винтажную версию в течение года. “У стула спинка немного потертая, но мне это даже нравится: люблю, когда у вещи поживший вид”, — говорит дизайнер.

Общий вид гостиной. В центре комнаты — стул LCW по дизайну Рэй и Чарлза Имз. Кристоф искал его оригинальную винтажную версию в течение года. “У стула спинка немного потертая, но мне это даже нравится: люблю, когда у вещи поживший вид”, — говорит дизайнер.

Однако об ощущении интимности он тоже беспокоился: “Когда ко мне приходят гости, я не хочу, чтобы спальня бросалась им в глаза”.  Поэтому он спрятал кровать в нишу, и единственная деталь спальни, которую видно из гостиной, – оливковые двери гардероба. В нем, кстати, помимо одежды хозяина прячутся еще стиральная машина, бойлер и электрощиток. 

Вид из гостиной на спальню. Над сто­лом Tulip по дизайну Эро Сааринена висит литография работы Ханса Хартунга. Чучело павлина куплено в магазине Design et Nature в Париже. Сервант из каштана винтажный, 1950-х годов.

Вид из гостиной на спальню. Над сто­лом Tulip по дизайну Эро Сааринена висит литография работы Ханса Хартунга. Чучело павлина куплено в магазине Design et Nature в Париже. Сервант из каштана винтажный, 1950-х годов.

Кухню Кристоф тоже сделал ненавязчивой: повесил над плитой один шкафчик и выкрасил его той же краской, что и стены. “Я стремился к тому, чтобы всё вокруг более или менее растворилось”, – говорит он. Кроме дизайнерской мебели, конечно. На крошечной площади собрано поразительное количество культовых вещей середины ХХ века – только винтажные оригиналы, никаких копий. 

Обеденная зона и кухня.  Стол Tulip, дизайнер Эро Сааринен. Стулья DSW по дизайну Рэй и Чарлза Имз. Светильник спроектирован Пребеном Фабрициусом и Йоргеном Кастхольмом в 1965 году.

Обеденная зона и кухня.  Стол Tulip, дизайнер Эро Сааринен. Стулья DSW по дизайну Рэй и Чарлза Имз. Светильник спроектирован Пребеном Фабрициусом и Йоргеном Кастхольмом в 1965 году.

Кристоф любовно выискивал нужные предметы на аукционах и блошиных рынках и в отборе был строг: имзовские стулья DSW для столовой должны были быть непременно черными. И это правильно: чем меньше пространство, тем более уверен должен быть хозяин в заполняющих его вещах.

Спальня. Покрывало на кровати, Habitat. Черно-белые подушки, The Conran Shop; цветные подушки, Missoni Home. На стене справа — фоторабота Патрика Келли, на стене слева — графика Джулии Кни­фер, над кроватью — Ги де Ружмона. Бра на стене скандинавские, 1960‑х годов.

Спальня. Покрывало на кровати, Habitat. Черно-белые подушки, The Conran Shop; цветные подушки, Missoni Home. На стене справа — фоторабота Патрика Келли, на стене слева — графика Джулии Кни­фер, над кроватью — Ги де Ружмона. Бра на стене скандинавские, 1960‑х годов.

Фрагмент спальни. Из окна открывается вид на церковь Сакре-Кёр. Кресло Lady Chair, дизайнер Марко Дзанузо. Столик из бронзы работы Франсуа Бернара. На винтажном серванте 1950-х годов стоит лампа Pinocchio, Hala, 1953 год.

Фрагмент спальни. Из окна открывается вид на церковь Сакре-Кёр. Кресло Lady Chair, дизайнер Марко Дзанузо. Столик из бронзы работы Франсуа Бернара. На винтажном серванте 1950-х годов стоит лампа Pinocchio, Hala, 1953 год.

Фрагмент спальни. За выкрашенными в оливковый цвет дверями гардероба (они сделаны из МДФ) скрывается не только одежда хозяина, но и стиральная машина. Портновский манекен найден на блошином рынке.

Фрагмент спальни. За выкрашенными в оливковый цвет дверями гардероба (они сделаны из МДФ) скрывается не только одежда хозяина, но и стиральная машина. Портновский манекен найден на блошином рынке.

Фрагмент спальни. На стене — датское зеркало 1960‑х годов. Столик под ним изна­чально находился в портновском ателье, в нем хранились катушки. На столике — ваза, привезенная из Амстердама. Чемо­даны с блошиного рынка используются как дополнительные емкости для хранения.

Фрагмент спальни. На стене — датское зеркало 1960‑х годов. Столик под ним изна­чально находился в портновском ателье, в нем хранились катушки. На столике — ваза, привезенная из Амстердама. Чемо­даны с блошиного рынка используются как дополнительные емкости для хранения.

Кухня была сделана по эскизам хозяина. Дверцы шкафов выполнены из МДФ и покрашены краской Farrow & Ball. Столешница из шлифованного бетона. Сантехника, Hansgrohe. Вазы, миски и банки — винтажные; подносы, Habitat.

Кухня была сделана по эскизам хозяина. Дверцы шкафов выполнены из МДФ и покрашены краской Farrow & Ball. Столешница из шлифованного бетона. Сантехника, Hansgrohe. Вазы, миски и банки — винтажные; подносы, Habitat.

Текст: Иан Филлипс

Фото: Стефан Жульяр
опубликовано в журнале №10 (122) ОКТЯБРЬ 2013

Комментарии