История "Конкорда"

Единственный “Конкорд”, оставшийся в воздухе, поднимается над полем парижского аэропорта “Шарль де Голль”. Но это всего лишь памятник самой знаменитой машине в истории пассажирской авиации и дизайнерскому чуду ХХ века. Рассказывает Алексей Тарханов.

“Конкорд” под душем. Все находившиеся в эксплуатации самолеты раз в год обязательно подвергались омовению. Чтобы очистить их бока и крылья от небесной пыли, требовалось несколько мощнейших водометов.

“Конкорд” под душем. Все находившиеся в эксплуатации самолеты раз в год обязательно подвергались омовению. Чтобы очистить их бока и крылья от небесной пыли, требовалось несколько мощнейших водометов.

Сколько сил и времени потрачено, как мы им гордились, такая история, и все зря, – говорит мне пожилой господин. Вот уже двадцать минут, как мы с ним смотрим на стоящий на постаменте первый и последний серийный сверхзвуковой пассажирский самолет.

– Летали на нем?
– Нет, ни разу. Хоть я и знаю его до последнего винтика. Все думал – успею, а потом их сняли с маршрутов. Мы к тому времени уже строили аэробусы – это все равно, как делать автобусы после “феррари”.

Оказывается, мой собеседник Жан Шазотт работал в Тулузе на заводе Sud-Aviation, нынешнем Airbus, где подняли в воздух это франко-британское чудо. Я спрашиваю его, что погубило “Конкорд”. Заговор американцев, слишком долго не пускавших европейскую птицу в аэропорты? Политика Airbus, отказавшего своим собственным “Конкордам” в технической поддержке? Или проблемы безопасности?

Тулуза, 11 декабря 1967 года. Государственные чиновники, представители авиаконструкторских бюро и руководители 16 международных авиакомпаний — в общей сложности 1200 человек — запечатлены на фоне первого в мире  “Конкорда”.

Тулуза, 11 декабря 1967 года. Государственные чиновники, представители авиаконструкторских бюро и руководители 16 международных авиакомпаний — в общей сложности 1200 человек — запечатлены на фоне первого в мире  “Конкорда”.

“Конкорд”, поднимающий нос над полем парижского аэропорта, похож на ту несчастную машину, которая 25 июля 2000 года унесла жизни ста тринадцати человек. Тогда потерянная на взлетной полосе железка порвала шину шасси. Трехкилограммовый кусок резины ударил в мягкое подбрюшье “Конкорда”, пробив бак с горючим и превратив самолет в пылающую комету. Командир попытался посадить самолет в Ле-Бурже. Там уже готовили полосу и поднимали по тревоге пожарных, пока не оборвалось на полуслове сообщение второго пилота: “On essaie Le Bourg...” Через девяносто секунд после взлета в огне задохнулись три мотора из четырех, самолет свалился на крыло, ударился о землю и взорвался.

Процесс сборки первого “Конкорда”. Один из инженеров позирует фотографу, стоя на металлической раме, которая соединяет крылья самолета с фюзеляжем.

Процесс сборки первого “Конкорда”. Один из инженеров позирует фотографу, стоя на металлической раме, которая соединяет крылья самолета с фюзеляжем.

Разразился скандал, все “Конкорды” надолго лишились права на взлет. Ни одна другая авиакатастрофа не повлекла за собой таких санкций. Кажется, что парижской трагедией решили воспользоваться для того, чтобы окончательно вывести из игры машину, которая после двадцати семи лет эксплуатации не выказывала очевидных признаков усталости.

– Безопасность ни при чем, – говорит Жан Шазотт. – Наше дитя убило горючее: требовалось почти сто тонн керосина, моторы пожирали его огромными глотками. Я как раз занимался системой, которая постоянно перекачивала горючее из одного бака в другой, иначе самолет мог потерять равновесие в воздухе.

Не верится, что “Конкорд” прикончили только экономические проблемы. Он мало подходил для пассажиров экономического класса, это правда. Но ведь это был не простой самолет, и всегда найдутся люди, кому цена билета в четыре тысячи долларов не покажется завышенной. На “Конкорде” сновали между Старым и Новым Светом все самые богатые и знаменитые фигуры ХХ века: Элтон Джон и Кейт Уинслет, группа Queen и Пол Маккартни, Елизавета II и королева-мать. Стали бы они жалеть керосин!

Приборы показывают, что “Конкорд” разогнался до 2124 км/ч — эта скорость почти вдвое превышает скорость звука.

Приборы показывают, что “Конкорд” разогнался до 2124 км/ч — эта скорость почти вдвое превышает скорость звука.

Пассажиры “Конкордов” были самыми уважаемыми клиентами авиакомпаний. За ними присылали специальные машины, носильщики встречали их в аэропорту. Стюарды и стюардессы рассаживали их согласно рангу – передние кресла были нарасхват, их приходилось заказывать заранее.

Дизайном салона занимался великий Раймонд Лоуи, спроектировавший кресла, посуду и серебряные приборы для пассажиров первого класса (после 11 сентября 2001 года серебряные ножи пришлось заменить пластиковыми).

Дизайн бокалов для “Конкордов” разработал Раймонд Лоуи, а их выпуск был поручен компании Souvigny.

Дизайн бокалов для “Конкордов” разработал Раймонд Лоуи, а их выпуск был поручен компании Souvigny.

Работу Лоуи продолжил Пьер Готье Делай, а интерьеры последних выпущенных в небо французских лайнеров разрабатывала Андре Путманн. В Англии за дизайн “Конкордов” для British Airways отвечал Теренс Конран. Одежду для стюардесс шили Диор, Баленсиага и Кристиан Лакруа. Пусть “Конкорд” оказался неудачным коммерческим предприятием, но он был выдающимся дизайнерским проектом ХХ века. Именно так оценили его участники прошлогоднего опроса Great British Design Quest, проведенного Лондонским музеем дизайна совместно с BBC.

Каждый “Конкорд” обслуживали шесть стюардесс и стюардов. Для раздачи обедов они использовали специально спроектированные тележки, свободно перемещавшиеся в узких проходах самолета.

Каждый “Конкорд” обслуживали шесть стюардесс и стюардов. Для раздачи обедов они использовали специально спроектированные тележки, свободно перемещавшиеся в узких проходах самолета.

На высоте шести километров в пути из Парижа в Нью-Йорк пассажиров ожидал, вероятно, лучший в мировом небе обед, приготовленный командой “воздушных поваров” под руководством Алена Дюкасса. На борту было целых тысяча четыреста килограммов разнообразной французской гастрономии. Начинали с черной икры, потом переходили к бретонскому омару. За омаром следовала рыба на гриле или телятина с трюфелями, завершали обед ананасы, десерты, кофе и ликеры. Запивали все это винами, отобранными “сомелье мира” Филиппом Фор-Браком. Правда, когда стюард предложил вина Иоанну Павлу II, папа римский улыбнулся: “Не могу, начальник слишком близко”.

Комплект посуды, подававшейся пассажирам, дизайнер Раймонд Лоуи.

Комплект посуды, подававшейся пассажирам, дизайнер Раймонд Лоуи.

“Конкорд”, как когда-то “Титаник”, был создан для трансокеанской гонки. В ней участвовали европейцы и американцы. Французы и англичане предпочли стремительную стрелу, американцы поставили на гигантскую летающую корову “Боинг-747” – и выиграли. Их концепция самолета-сарая стала главной на рубеже наших веков. Салон огромных двухэтажных “боингов” может быть сколь угодно роскошным и просторным, хоть с эмалированными кроватями с шишечками. Если же вы войдете в дверь “Конкорда” – а это можно сделать теперь только в авиационных музеях – вы удивитесь тому, насколько низок коридор. Салон напоминает размерами Ту-134 с двумя креслами по бокам узкого прохода. Баскетболистам было, наверно, тесновато летать на “Конкорде”.

Впрочем, когда они садились на место, оно оказывалось неожиданно просторным, а потолок достаточно высоким. Разница “Конкорда” и широкофюзеляжных самолетов была разницей между спортивным суперкаром и лондонским кэбом с высокой крышей, предназначенной для того, чтобы садиться, не снимая цилиндра с головы. В “747-х” шли киносеансы: восемь часов над океаном – томительный срок. Пассажирам “Конкорда” некогда было разлеживаться, они перелетали Атлантику за три с половиной часа. Это был самолет для пижонов, недаром один из последних “Конкордов” буквально на лету хотел купить для своей авиакомпании Virgin Airlines миллиардер-эксцентрик Ричард Брэнсон. Ему отказали, “Конкорды” больше не хотели пускать на пассажирские линии, их загнали в музеи.

Прототип униформы для стюардесс, разработанной для Braniff International, — в конце 1970-х эта американская компания проявляла интерес к покупке “Конкордов” и намеревалась использовать их на маршруте Даллас–Вашингтон.

Прототип униформы для стюардесс, разработанной для Braniff International, — в конце 1970-х эта американская компания проявляла интерес к покупке “Конкордов” и намеревалась использовать их на маршруте Даллас–Вашингтон.

"Конкорд" в розницу: Осенью 2007-го прошло последнее прощание с “Конкордом”. С аукциона продавались стойки шасси, части топливного насоса и фарфоровые сервизы с серебряными приборами, которые подавали на стол пассажирам. Многие лоты были выставлены в оригинальной упаковке — это были детали, предназначенные для так и не появившихся на свет машин. Всего было продано 835 лотов, особым интересом пользовался 1,3-килограммовый спидометр, на котором скорость была обозначена не в километрах, а в числах Маха. При эстимейте в €1500–2500, его купили за €29 000. “Можно назвать цену самолета, любой его детали, — сказал один из последних капитанов “Конкорда”, — но миф о нем абсолютно бесценен”. 

Можно себе представить разочарование и обиду людей, создавших самую удивительную и совершенную машину своего века, музей невиданных ранее технологий. Композитные материалы, схема планера, авионика, электрика, бортовые компьютеры – все делалось, по сути, впервые. Невозможно поверить, что этот самолет – ровесник нашей “Волги”, что он поднялся в воздух раньше, чем ГАЗ-21 был снят с конвейера.

Программа испытаний “Конкорда” считается самой длинной в истории гражданской авиации — в пробном режиме самолет налетал 4400 часов.

Программа испытаний “Конкорда” считается самой длинной в истории гражданской авиации — в пробном режиме самолет налетал 4400 часов.

Инженеры готовы были признать, что в “Конкордах” есть что улучшить. Авария 25 июля обнаружила ахиллесову пяту – ноги-шасси и проблемы с защитой баков для горючего. Конструкторы готовились к тому, что новое поколение сверхзвуковых лайнеров будет еще эффектнее. И вдруг продолжения не последовало. Великолепные, не устаревшие до сих пор машины оказались тупиковой ветвью эволюции.

Конструкторы ни в чем не виноваты. Виноваты были политики, спровоцировавшие кризис на Ближнем Востоке и вздернувшие цены на топливо. Виноваты были менеджеры авиакомпаний, так и не сумевшие эффективно использовать доставшееся им сокровище. Виноваты были хозяева авиакосмической отрасли, решившие, что широкофюзеляжные аэробусы проще и в производстве, и в эксплуатации. И не было политиков масштаба де Голля или Маргарет Тэтчер, способных вновь сделать этот самолет символом интеллектуального могущества Европы.

Выхлопные трубы первого и второго “Конкордов” готовы к техосмотру. Полная инспекция самолета занимала около года. Исследование проводилось в том числе с помощью рентгеновского аппарата.

Выхлопные трубы первого и второго “Конкордов” готовы к техосмотру. Полная инспекция самолета занимала около года. Исследование проводилось в том числе с помощью рентгеновского аппарата.

Советский конкурент “Конкорда” опередил его на три месяца – первый Ту-144 поднялся в небо 31 декабря 1968 года. Внешне он напоминал “Конкорд”, хотя отличался расположением двигателей и дополнительными крыльями у пилотской кабины, также наклоняемой. Во Франции и Британии до сих пор вспоминают о шпионофобии времен разработки лайнера. В туполевском бюро от обвинений в шпионаже яростно открещиваются, что, однако, не меняет впечатления от двух удивительно похожих друг на друга самолетов. На авиасалоне в Ле-Бурже в 1973-м они стояли как братья-близнецы (публика окрестила Ту-144 русским именем Concordoff или Concordskiy) и даже выполняли сходную летную программу. При ее выполнении Ту-144 разбился, что не помешало СССР поставить самолеты на пассажирскую линию Москва–Алма-Ата. Лишь вторая катастрофа в мае 1978-го заставила прекратить рейсы лайнеров, которые проработали в “Аэрофлоте” меньше пяти лет.

Ту-144 и

Ту-144 и "Конкорд"

О “Конкорде” американские кинематографисты сняли фильм The Concorde: Airport’79 с Аленом Делоном и Джорджем Кеннеди за штурвалами. Ту-144 появляется в фильме “Мимино” под командованием Вахтанга Кикабидзе.

Ален Делон в роли капитана “Конкорда” Пола Метрана. В фильме Георгия Дaнeлия место за штурвалом Tу-144 занял Вахтанг Кикабидзе.

Ален Делон в роли капитана “Конкорда” Пола Метрана. В фильме Георгия Дaнeлия место за штурвалом Tу-144 занял Вахтанг Кикабидзе.

Где можно увидеть "Конкорды":
Франция: Aéroport Roissy-Charles de Gaulle, Musée Delta Athis Paray Aviation, Paris; Musée de l’air et de l’espace, Le Bourget; Usine Airbus, Toulouse.
Великобритания: Fleet Air Arm Museum, Yeovilton; Imperial War Museum, Duxford; Filton, Bristol. 
США: Aviators Sports and Recreation Center de Brooklyn, New York; Museum of Flight, Seattle.

Текст: Алексей Тарханов

опубликовано в журнале №2 (59) февраль 2008

Комментарии