Дом в Красногорске

Работа над домом в Красногорске начиналась традиционно. Заказчику понравились проекты архитектурного бюро “Акант”, и постройку своего дома он вверил специалистам оттуда, в частности архитектору Федору Арзаманову.

Библиотеку спроектировала архитектор Екатерина Пересветова. Кстати, она же сделала беседку — летнюю кухню, которая находится напротив дома. Чугунный антикварный портал для камина привезли из Франции.

Библиотеку спроектировала архитектор Екатерина Пересветова. Кстати, она же сделала беседку — летнюю кухню, которая находится напротив дома. Чугунный антикварный портал для камина привезли из Франции.

Свои предпочтения клиент сформулировал очень четко – он хотел классический деревянный дом. Но призывал вдохновляться не русской архитектурой, а американской. Его привлекали колониальные дома вроде тех, которые он видел в фильме “Унесенные ветром”. В основе у них каркасная конструкция, а не сруб, но внешне эти постройки похожи на наши усадьбы.

Фрагмент гостиной. Панно на стене привезено заказчиком из путешествий по Азии.

Фрагмент гостиной. Панно на стене привезено заказчиком из путешествий по Азии.

Архитектор соединил в проекте два континента: в основе заложил сруб, как в русских домах (руководствовался соображениями экологичности и низкой теплопроводности), а внешнюю отделку сделал, как и планировалось, по образцу домов американских. Получилось жемчужно-серое строение с симметричным фасадом и просторным крыльцом.

Анфилада прихожая–гостиная–терраса. Чтобы попасть сюда, нужно пройти через две двери. Первая — классическая белая со стеклом — как будто принадлежит традиционной внешней части дома. Вторая — резная, прибыла из Индонезии и является частью внутренней “импровизационной” обстановки.

Анфилада прихожая–гостиная–терраса. Чтобы попасть сюда, нужно пройти через две двери. Первая — классическая белая со стеклом — как будто принадлежит традиционной внешней части дома. Вторая — резная, прибыла из Индонезии и является частью внутренней “импровизационной” обстановки.

Аутентичности добавило местоположение – участок находится в черте города, но вокруг еще сохранился кусочек старой деревни. Более того, прямо из окон дома видны старая усадьба и парк, разбитый вокруг нее, от этого возникает ощущение, что живешь где-то в лесу.

Столовая. Над столом повесили абажур, типичный для старо-русских дач.

Столовая. Над столом повесили абажур, типичный для старо-русских дач.

Если снаружи всё традиционно, то внутри полный полет фантазии и буйство красок. Заказчик захотел жить ярко и вознамерился раскрасить все комнаты в разные цвета. Архитектор подумал, что он несколько преувеличивает. Но оказалось, это была не фигура речи, а прямое указание к действию.

Мастерская хозяйки дома. Диван, Roche Bobois, в обивке, Missoni.

Мастерская хозяйки дома. Диван, Roche Bobois, в обивке, Missoni.

Все помещения дома в буквальном смысле разных цветов. Есть синяя комната, есть зеленая, есть золотистая, даже лестница здесь ярко-красная. Что характерно, желания раскрасить дом снаружи не возникало.

Веранда в доме сделана намеренно холодной, как в старых русских домах, чтобы здесь не было толстых оконных рам и тяжеловесных батарей.

Веранда в доме сделана намеренно холодной, как в старых русских домах, чтобы здесь не было толстых оконных рам и тяжеловесных батарей.

Клиент “Аканта” был твердо убежден, что экстравагантности есть место только внутри. Причем модель будущего оформления интерьеров была настолько хорошо сформирована у него в голове, что архитектор и другие специалисты, задействованные в работе над проектом (среди них, кстати, были архитекторы Александр Ширяев и Екатерина Пересветова), занимались скорее технической реализацией его идей, а не добавляли что-то свое.

Фрагменты террасы. Она располагается под крышей, поэтому даже в дождь находиться на ней комфортно. На заднем плане — остекленная веранда, примыкающая к кухне.

Фрагменты террасы. Она располагается под крышей, поэтому даже в дождь находиться на ней комфортно. На заднем плане — остекленная веранда, примыкающая к кухне.

Да и, по словам Федора Арзаманова, едва ли нашелся бы архитектор, решившийся на такое радикально смелое оформление пространства. Комнаты получились эклектичными еще и оттого, что заказчик насытил их вещами, привезенными из поездок по экзотическим странам.

Детская на втором этаже. Во всех помещениях рисунок потолка образован с помощью балок. Где-то это часть конструкции здания, а где-то декоративный элемент.

Детская на втором этаже. Во всех помещениях рисунок потолка образован с помощью балок. Где-то это часть конструкции здания, а где-то декоративный элемент.

Как и во всем, что касалось проекта, он руководствовался исключительно категорией “нравится – не нравится”, особо не задумываясь о строгом соответствии стилевым или цветовым решениям. Несмотря на подчас абсолютно несочетаемые вещи, дом вышел очень гармоничным – как снаружи, так и внутри. Наверное, всё дело во внутренней убежденности заказчика в том, что он знает, что делает.

Вид из хозяйской спальни на еще одну остекленную веранду.

Вид из хозяйской спальни на еще одну остекленную веранду.

Ванная при хозяйской спальне.

Ванная при хозяйской спальне.

Красная лестница — примечательная часть этого дома. Такой необычный цвет заказчик выбрал сам.

Красная лестница — примечательная часть этого дома. Такой необычный цвет заказчик выбрал сам.

Фрагменты террасы.

Фрагменты террасы.

Вид из беседки на террасу дома. В летнее время беседка используется как кухня.

Вид из беседки на террасу дома. В летнее время беседка используется как кухня.

Текст: Мария Крыжановская

Фото: фриц фон дер шуленбург
опубликовано в журнале №11 (123) НОЯБРЬ 2013

Комментарии