Родовой дом архитектора в Швейцарии

Старый фермерский домик был построен на ­заросшем склоне долины Энгадин в середине XVIII века. Он всег­да принадлежал семье Клэнгути и переда­вался старшему сыну из по­коле­ния в поколение. В Швейца­рии ретороманцев – народ, который жи­­вет в этом горном районе, – считают людь­­ми не­далекими, но очень трудолюбивыми. “Конеч­но! Ведь без ослиного упрямства на высоте больше двух тысяч метров ничего не получишь – ни хорошего урожая, ни добротного дома”, – объясняет Кристиан.

Родовой дом архитектора в Швейцарии

Сам он родился и вырос на юге Франции, где работал его отец. Но на летние месяцы, когда жизнь на Ла­зурном Берегу становилась невыносимой, семья переезжала в тихий домик в горах. “Мне всегда было здесь так хорошо, что даже профессию я себе выбрал такую, чтобы не отрываться от этих мест, – расска­зывает Кристиан. – Стал перестраивать фермерские шале для финансовых магнатов, полюбивших кататься на горных лыжах. Они скупили большую часть недвижимости в регионе”.

Кристиан и Ладина Клэнгути оставили Женеву ради простого деревенского быта и возможности носить джинсы каждый день.

Кристиан и Ладина Клэнгути оставили Женеву ради простого деревенского быта и возможности носить джинсы каждый день.

Но родовой дом самого Кристиана очень долго стоял пустым. “Пока дети были маленькие, моя жена Ладина не хотела переезжать из города, – объясняет Кристиан. – Но как-то после рождественских каникул, проведенных здесь, так загорелась идеей превратить дом в постоянное место жительства, что захотела все обустроить сама”.

Родовой дом архитектора в Швейцарии

Структуру дома Ладина решила не менять: в центре большой холл с двумя лестницами – одна ведет наверх в общую зону, а другая в полуподвал, где располагается кухня. “В городе отвыкаешь от самого понятия “прихожая”, – считает Кристиан. – А здесь она необходима, чтобы было где оставлять заснеженную обувь и верхнюю одежду”. Но больше всех эту просторную и полупустую комнату полюбили две собаки семейства Клэнгути – Бальдо и Калхуа. В ней никто не запрещает бегать и играть. Чтобы холл выглядел более светлым, Ладина побелила стены и потолок, оставив нетронутыми только деревянные балки.

Родовой дом архитектора в Швейцарии

Самое популярное дерево в Энгадине – высокогорная пиния. Она растет на высоте от полутора тысяч метров над уровнем моря. Большая часть комнат шале была отделана панелями из этого дерева, но со временем они потеряли свой теплый медовый оттенок, и Ладине пришлось тонировать их заново. Только в кухне она решилась отойти от традиций и покрасить стены в бирюзовый цвет. “Нам показалось, что он совершенно не выбивается из общей сине-бело-деревянной гаммы”, – говорит Кристиан.

Родовой дом архитектора в Швейцарии

Вся обстановка была приобретена на местных антикварных развалах. Хозяева считают, что мебель в деревенском доме должна быть добротной и без излишеств. “А главное, ее должно быть мало, – смеется Кристиан. – Глядя на бесконечные снежные просторы, открывающиеся из окна, начинаешь ценить чистые линии!”

Родовой дом архитектора в Швейцарии

Текст: Оливер Ике.

Фото: грация ике-бранко
опубликовано в журнале №1 (69) январь 2009

Комментарии