Белый лофт в Нью-Йорке

В 1998 году голландец Бен ван Беркел построил в пригороде Амстердама дом в виде ленты Мебиуса. Это сооружение вскоре стало эталоном современной частной архитектуры, а сам Беркел получил возможность работать над более масштабными проектами. С тех пор как в 2006 году его портфолио пополнил музей компании “Мерседес-Бенц” в Штутгарте, он вообще редко берется за частные заказы. Исключение делается только для проектов, позволяющих архитектору обкатать свои концептуальные идеи в скромном масштабе обычного жилого дома. Беркел называет их “прототипами – вроде тех, что создают автоконцерны, прежде чем запустить очередной автомобиль в производство”.

Белый лофт в Нью-Йорке

Лофт в нью-йоркском Грин­вич-Виллидже оказался в этом смысле идеальным объектом. Спроектированное Беркелом пространство напоминает тот самый “дом Мебиуса”. Но на этот раз объемы, ­порожденные теориями немецкого математика XIX века, существуют не на вольной природе, а зажаты внутри стандартной бетонной “коробки”.

Белый лофт в Нью-Йорке

Хозяин лофта, библиофил и коллекционер современного искусства, хотел приспособить под свои нужды довольно мрачное пространство площадью 550 м², получив в результате жилой интерьер, вместительное книгохранилище и частную галерею под одной крышей. Ван Беркел решил эту задачу с помощью длинной волнообразной стены, которая делит квартиру на библиотеку и “все остальное”. Кроме того, эта стена выполняет роль основного “носителя” искусства.

Белый лофт в Нью-Йорке

Как и в большинстве галерей, интерьер получился полностью белым: стены отделаны ­штукатуркой и отполированы, полы выстелены деревом, покрытым полупрозрачным слоем краски. Кажется, что архитектор решил создать в центре города пространство для медитаций, где ничто не отвлекает от самосозерцания.

Белый лофт в Нью-Йорке

“Хозяину квартиры нравится собирать серии работ одних и тех же художников, – говорит ван Беркел. – В интерьере тоже много повторов. Эти однообразные элементы, словно музыка Филипа Гласса или Арнольда Шенберга, создают ощущение внутренней тишины”.

Белый лофт в Нью-Йорке

Этому же способствует и освещение – с учетом обилия в квартире произведений искусства, с ним работали предельно внимательно. Всего было использовано восемнадцать тысяч встроенных светодиодных ламп. Сложная система подсветки следует за изгибами стены, зрительно увеличивает высоту потолка и делает интерьер почти невесомым. Архитектура подкрепляет эту визуальную иллюзию: делящая квартиру надвое стена не касается пола, а спрятанные внутри нее лампы подчеркивают этот зазор.

Белый лофт в Нью-Йорке

Ван Беркел поработал и с естественным светом, расширив выходящие на юг окна. Теперь из них открывается вид на соседние крыши и старые водонапорные башни. Архитектор говорит, что пейзаж напоминает ему телевидение 1950-х. Только в те далекие годы телевидение было довольно однообразным. А из этой квартиры, уверяет ван Беркел, вид все время новый.

Белый лофт в Нью-Йорке

Схема расположения светильников:

1, 8. Рельсы, на которых расположены светильники споты. 2, 5. Встроенные в ­потолок лампы. 3. Нижняя подсветка “плавающей” стены. 4. Подсветка книжных полок. 6. Световой фонарь. 7, 9. Встроенная подсветка стен.

1, 8. Рельсы, на которых расположены светильники споты. 2, 5. Встроенные в ­потолок лампы. 3. Нижняя подсветка “плавающей” стены. 4. Подсветка книжных полок. 6. Световой фонарь. 7, 9. Встроенная подсветка стен.

Текст: Дорис Шеврон.

Фото: ИВАН БАН
опубликовано в журнале №8 (87) август 2010

Комментарии