Квартира в центре Москвы, 140 м²

Декоратор Юлия Голавская, выпускница школы “Детали”, занимается оформлением частных интерьеров.

Декоратору Юлии Голавской удалось создать в московской квартире интерьер, в котором ее работа почти не видна. "Пространство, где мы проводим каждый день, должно радовать глаз, быть уютным и создавать впечатление, будто интерьер сложился сам собой”, – считает Юлия Голавская. Оформляя стосорокаметровую квартиру в центре Москвы, она старалась сделать свою работу незаметной. Навязывать заказчикам свои взгляды и предпочтения не пришлось – их вкусы удачно совпали. В эскизы, нарисованные Юлией, были внесены минимальные изменения (например, в гостиной вместо двух кресел поставили полосатый диван). “Когда мы встретились, мне показали несколько картин и вазу, которую хозяева привезли из ­Марокко. Они хотели, чтобы всему этому обязательно нашлось место в интерьере”. Собственно ваза, которая теперь стоит на столике в гостиной, и стала основой цветовой палитры квартиры. Желтый, синий, зеленый – стены выкрасили в разные оттенки этих цветов, только в спальне поклеили обои.

Гостиная. Кресло, Mis en Demeure, обитое тканью, Zoffany; столик, Roche Bobois. Картины и ваза на столе привезены хозяевами из путешествий. Камин сделан из мрамора по эскизам дизайнера, рядом с ним — антикварный стул, Thonet.

Гостиная. Кресло, Mis en Demeure, обитое тканью, Zoffany; столик, Roche Bobois. Картины и ваза на столе привезены хозяевами из путешествий. Камин сделан из мрамора по эскизам дизайнера, рядом с ним — антикварный стул, Thonet.

Перепланировать квартиру было невозможно: все стены капитальные, кроме одной. Ее снесли и “возвели” легкие стеклянные перегородки с двустворчатыми дверьми, объединив в анфиладу холл, гостиную и столовую и сделав и без того светлое пространство еще светлее. А в библиотеке, наоборот, построили стену, чтобы выделить место для ­гардеробной и коридора, веду­щего в спальню.

Столовую и холл разделяет стеклянная перегородка, созданная по эскизам дизайнера.

Столовую и холл разделяет стеклянная перегородка, созданная по эскизам дизайнера.

Хозяева часто бывают во Франции и хотели, чтобы их жилье было русским по духу, но с французским шармом, а значит – с “приметами прошлого”. Оставить паркет “елочку”, лежавший в квартире с советских времен, не вышло: “Многие дизайнеры стараются сохранить и отреставрировать пол, но я от этой идеи отказалась: доски были в ужасном состоянии. Зато мы бережно отнеслись к двойным дубовым рамам: отреставрировали, покрасили и навели блеск на старую фурнитуру из латуни”.

Холл. Зеркала на стене: верхнее — антикварное, нижнее — Emile Marqu. Старинное бюро купили в Санкт-Петербурге.

Холл. Зеркала на стене: верхнее — антикварное, нижнее — Emile Marqu. Старинное бюро купили в Санкт-Петербурге.

Декоративный камин в гостиной – дань французским вкусам хозяев, но выполнен он по эскизам дизайнера из российского мрамора. Обстановка квартиры – смесь новой и антикварной мебели, которую покупали в России и за границей.

Кабинет. Письменный стол, Mocape; стул, Emile Marqu. Стеллаж по эскизам дизайнера. На стене — старинные часы.

Кабинет. Письменный стол, Mocape; стул, Emile Marqu. Стеллаж по эскизам дизайнера. На стене — старинные часы.

Декоративные наволочки на подушки в спальне хозяев сши­ли из лоскутов старых конопляных тканей с Измайловского вернисажа. Ковры на полах новые, но выглядят так, будто лежат там уже не один год. Хозяйка и декоратор не долго мучились выбором: “Первые же ковры, доставленные в квартиру “для примерки”, так и остались в ней. Мы да­же не стали смотреть другие”.

Спальня. Кресло и зеркало, Mis en Demeure; комод, Stella del Mobile; кровать, Faber; обои Antonina Vella, York Wallcoverings.

Спальня. Кресло и зеркало, Mis en Demeure; комод, Stella del Mobile; кровать, Faber; обои Antonina Vella, York Wallcoverings.

В книге “Разговоры о русском балете” Гаевского и Гершензона Юлии запомнилась характеристика танца, данная Мариусом Петипа, – грациозно и воздушно. Ее мечта – чтобы ее стиль можно было описать так же. Похоже, Юлия на верном пути – она работает с удовольствием и относится к своему проекту с юмором: “Кажется, все получилось так легко и просто! Или я уже успела забыть про трудности?”

Спальня. Серые подушки сшиты из антикварных конопляных тканей.

Спальня. Серые подушки сшиты из антикварных конопляных тканей.

Текст: Ольга Сорокина

Фото: Уильям Уэбстер
опубликовано в журнале №6 (96) июнь 2011

Комментарии