Дом декоратора Мюриэль Брандолини

Если и есть у Мюриэль Брандоли­ни профессиональная проблема, так это неспособность утихомириться. Она постоянно фонтаниру­ет идеями – воплотить все в жизнь не удается даже при огромной загруженности заказами. Книжка про нее выходит, интерьерные коллекции она выпускает. Но у нее всё руки чешутся что-нибудь еще ­поделать. И когда терпеть уже невмоготу, Мюриэль меняет декор своего дома на Манхэттене – классического “браунстоуна”: эти постройки XIX века из коричневого камня – самый желанный вид нью-йоркской недвижимости.

Последний “ремонт” сильно изменил вид дома. Когда-то здесь были в наличии все фирменные штучки Мюриэль: желтая лепнина, шинуазри вперемешку с сувенирами семейной жизни (Мюриэль замужем за банкиром, графом Нуньо Брандолини д’Адда, и у них двое детей).

Мюриэль ­Брандолини — женщина разносторонняя: успешный дизайнер, мать двоих детей и модница (на фото она в винтажном ­платье, Marni).

Теперь сменилась сама интонация интерьера. Раньше Мюриэль поражала гостя, буквально “била его по глазам” странными деталями. Сегодня предпочитает хитроумно соблазнять, заставляя терзаться от любопытства: как оно все сделано?

Сувениры остались – на каминной полке в гостиной за резным паровозиком из слоновой кости стоит множество семейных ­фотографий. Но контекст, в котором они ­представлены, иной. Теперь в доме Брандолини царят мягкие оттенки и сложные фактуры.

Хороший пример – стены гостиной. Они вроде бы серые и обтянуты льном, но при этом едва заметно металлически блестят. Ларчик открывается просто: ткань двуслойная, у нее золотая подкладка. 

Ключ к успеху, как и во всех проектах Брандолини, – внимание к деталям и тесное сотрудничество с мастерами, которые вручную способны выполнить самые головоломные задумки дизайнера.

Чего стоят, например, стены столовой. Они обтянуты тканью, на которой бисером вышита ее любимая цитата из Хемингуэя. Вышивальщицы были из Вьетнама (у Мюриэль и самой есть вьетнамская кровь).

Брандолини объясняет “смену курса” просто: “С возрастом как-то успокаиваешься. Хочется жить не в балагане, а в нормальном доме”. Есть, правда, в ее доме два человека, которые ремонту не поддались, – сын и дочка, Брандо и Филиппа. Они в своих комнатах переделывать ничего не дали. Но Мюриэль не огорчилась. Решила, что подождет удобного момента. И ведь дождется. Мамы – они терпеливые.

Текст: Митчелл Оуэнс

Продюсер: Ховард Кристиан

Фото: питер эстерсон
опубликовано в журнале №10 (100) октябрь 2011

читайте также

Комментарии