Вилла без дверей в Бразилии

Вилла дю Плесси – необычный для Бразилии проект. Здесь богатые частные дома строятся по принципу крепостей, окружаются километрами железной проволоки и вышками с автоматчиками. “Что делать, – пожимает плечами Марсио Коган. – Особенности социального устройства диктуют свои условия. К счастью, мои заказчики оказались людьми смелыми”. И правда, чтобы построить абсолютно прозрачный дом в стране, которая стоит на втором месте по количеству убийств в мире, надо быть не робкого десятка. Единственным оправданием беспечности хозяев служит месторасположение виллы.

Патио с небольшим бассейном плавно перетекает в гостиную и столовую. Вся мебель для виллы дю Плесси делалась по ­дизайну архитектора.

Патио с небольшим бассейном плавно перетекает в гостиную и столовую. Вся мебель для виллы дю Плесси делалась по ­дизайну архитектора.

В небольшой рыбацкой деревушке Ларанжейрас на берегу океана десять лет назад всю землю скупили самые серьезные бизнесмены Сан-Паулу. Здесь богатством никого не удивишь, зато можно попробовать пора­зить соседей оригинальностью концепции, на что и сделал ставку Коган. Для этого он призвал на ­помощь авторитеты – от Ле Корбюзье до Оскара Нимейера – и вывел формулу будущей виллы: она должна стать “идеальной машиной для отдыха”.

Зоны выделены разным покрытием пола: на террасе — камень, в комнатах — дерево.

Зоны выделены разным покрытием пола: на террасе — камень, в комнатах — дерево.

Прямоугольный план повторяет структуру бразильского колониального дома с внутренним двором и большими террасами, но доводит ее до кристальной ясности. Правда, в отличие от традиционной фазенды здесь нет ни явной границы между “внутри” и “снаружи”, ни четкого распределения функций между комнатами. “В этом и есть суть абсолютной нирваны, – утверждает архитектор. – Никто не диктует тебе границ и норм поведения”.

Без этнических деталей в бразильском доме не обойтись, но и тут Марсио пошел по небанальному пути: привез лампы со стамбульского базара.

Без этнических деталей в бразильском доме не обойтись, но и тут Марсио пошел по небанальному пути: привез лампы со стамбульского базара.

Сам дом выстроен из местного камня и дерева, а крыша покрыта глиняной черепицей. “Вообще-то использование традиционных материалов было продиктовано нам власть имущими, но как нельзя лучше вписалось в общую идею”, – объясняет Коган. Климат позволяет обходиться без остекления (холод­но здесь не бывает), поэтому вместо стекол ­архитектор ­закрыл все многочисленные проемы деревянными жалюзи, которые при необходимости убираются в стены.

Хозяйская и гостевые спальни выходят на ­местный сад камней.

Хозяйская и гостевые спальни выходят на ­местный сад камней.

“Они спасают от солнца и от дождя, но не мешают циркуляции воздуха, – говорит Марсио. – А еще напоминают мне о Японии”. Наверно, поэтому он предложил оформить патио перед террасой в духе сада камней. Это не самая простая задача в тропиках, где все растет не по дням, а по часам – пришлось залить участок двора бетоном, чтобы не дать пробиться зелени. “Этот дом и так самый вызывающий в округе, – объясняет архитектор. – Поэтому дополнительная изюминка ему не повредит”.

Дополнительная стена из каменной плитки ограничивает участок.

Дополнительная стена из каменной плитки ограничивает участок.

Текст: Алекс Робинсон

Фото: джеймс сильвермЕн
опубликовано в журнале №8 (76) август 2009

Комментарии